ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ СТЕНД КОНТАКТЫ ПОДПИСКА
ТО-СЁ ВИДЕО+ ФОТОАРХИВ
КНИГОЧЕЙ АРХИВ ЖУРНАЛОВ
 
 
 

Главная » События » Евгений Евтушенко. Попытка ухода.


 
Евгений Евтушенко
Попытка ухода

Поэт, которого открыла «Юность» и который «Юность» открыл! А еще постоянный член нашей редакционной коллегии, а еще переделкинский мечтатель…

«…Я рос на Четвертой Мещанской.

Я любил эту тихую улочку, где не ходили ни троллейбус, ни автобус, ни трамвай, лишь старая лошадь с усталыми добрыми глазами тянула по булыжной мостовой фуру овощного магазина на резиновом ходу. Здесь было все так не похоже на обычное “открыточное” представление о Москве, но именно потому это и была настоящая Москва».

А мама Евгения Александровича пела перед киносеансами в одном из старейших московских кинотеатре — «Фору́ме» (именно таково московское произношение этого названия), а потом работала в журнальном киоске на улице Мира (это совсем рядом с 4-й Мещанской).

Поколение, на чью долю достались война, голодное детство, культ личности и т. д., выжило, чтобы заявить о себе во весь голос:
 
Я океан вдохнул и выдохнул,
как будто выдохнул печали,
и все дробинки кровью вытолкнул,
даря на память их Печоре…
 
К 64-му году Евтушенко уже автор нескольких сборников стихов. Первый его фильм «Я — Куба» вышел в 1964 году. Евтушенко — автор сценария, режиссер — Михаил Калатозов.
Однажды он написал:
  Как я мучаюсь — о боже! —
Не желаю и врагу!
Не могу уже я больше,
Меньше тоже не могу…
 
Он сделал столько, сколько мог. Лишь время, взвесив на своих воображаемых весах, способно оценить: много или мало?!
 
Судя по большой толпе, которая шла нескончаемым потоком по Большой Никитской в Большой зал ЦДЛ на прощание с ним, немало.
С этой сцены, где он выступал не раз, его вынесли на руках в большом дубовом гробу, и его поклонники наградили его аплодисментами, хотя именно сегодня он не произнес ни слова.
Люди рукоплескали окончанию Большой прекрасной эпохи, литературе Большого стиля, последнему шестидесятнику.
Таких букетов он не получал ни разу в жизни. На его могиле на переделкинском кладбище батюшка отслужил литию. Могилу завалили цветами. И поэт стал легендой.
В его музее его друзья и близкие вспоминали о нем с такой светлой теплотой, как будто хозяин этого дома где-то задержался и сейчас войдет своей размашистой походкой. Но он проник сквозь окна солнечным лучом, преломясь в бокале красного вина прощальным пасхальным светом.
Он ушел, чтобы остаться с нами навсегда!