Город наш сложен из наспех взятой горы деталей, 

как и любая жизнь, прошедшая через время. 

Храмы, подвергшиеся разорению, кажутся монументальней, 

этот покой — перегнившее прошлое в жалости повторения. 

Ветер бьет по нему, выталкивая из бездны, 

и пока волна привокзальную площадь мажет, 

рвется синяя бабочка, разбиваясь о волнорезы, 

из воды появляется новая, но умирает так же.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •