Статьи

Динозавры против гравитации

В 1985 году на территории цементного завода около города Сукре, столицы Боливии, были найдены более 12 000 идеально сохранившихся следов динозавров. Никто тогда на находку не обратил внимания. Завод продолжил существовать и разрабатывать пласты земли. Отпечаткам повезло: слой, на котором они находились, не был пригоден для производства цемента из-за высокого содержания марганца.

Заново следы были открыты палеонтологом-любителем Клаусом Педро Шюттом в 1994 году. Но даже тогда находка казалась до того неправдоподобной, что никто из ученых не позаботился о том, чтобы посетить место и убедиться воочию. Скала, равная площади шести футбольных полей, с 12 000 следов динозавров? На тот момент самым крупным объектом такого рода являлось плато Khodja Pil Ata в Туркменистане, где было обнаружено около трех тысяч следов. Сообщение звучало как очередная ложная сенсация.

Однако ситуация изменилась, когда к открытию проявил интерес швейцарец Кристиан Мейер, мировой авторитет в области палеонтологии из Базеля. Он назвал следы в Кал Орко святым граалем палеонтологии, собрал группу ученых и прилетел в Боливию. На данный момент он заканчивает работу с документами и надеется получить для Кал Орко защиту ЮНЕСКО.

65 миллионов лет назад на месте известняковой скалы Кал Орко находилось пресноводное озеро. Сюда за водой и пищей приходили динозавры. До наших дней сохранились не только следы самих динозавров, но и окаменелые останки растений, рыб и крокодилов. 

Кал Орко подтверждает, что вымирание динозавров произошло внезапно. Следы были похоронены под толстым слоем пепла в результате падения астероида. С течением времени пепел и речные отложения накапливались и уплотнялись над отпечатками и превратили их в скалу.

Тектоническая плита Наска вышла из Тихого океана и вошла клином под Южной Америкой. В результате поднялась земля: родились Анды, а бассейн солончака Уюни, ранее находившийся почти на уровне моря, вырос на 3000 метров. Скала в Кал Орко поднялась в результате этих тектонических процессов почти вертикально.

Согласно последним подсчетам, сделанным Кристианом Мейером, в Кал Орко было найдены следы 294 видов динозавров, включая три вида, которые ранее не были известны. Это крупнейший заповедник следов динозавров на планете на данный момент.

Удивительно, что такой исторически важный объект брошен на произвол судьбы. До последнего момента я относилась к посещению Кал Орко скептически: как могло случиться, что 12 000 отпечатков лап настоящих динозавров находятся на территории действующего цементного завода и никем не охраняются? Где же ЮНЕСКО, где все эти защитники природы, где большая суматоха вокруг?

Однако исследований, доказывающих правдоподобность отпечатков, — много, а интереса к ним со стороны правительства — мало. Как будто каждый день динозавры у них под носом ходят. Следы постепенно исчезают, недавно в результате оползня были уничтожены следы тираннозавра. Ученые обработали скалу, чтобы защитить ее от дождя, но этого недостаточно.

Потоси — зависть королей

Могли ли вы подумать, что какой-то там Потоси в Боливии раньше был самым богатым городом мира, мировым финансовым центром, когда Нью-Йорк еще в пеленках лежал? Уже в 1610 году он по размерам не уступал Севилье, Риму и Парижу.

Сюда приезжали самые влиятельные и известные люди, здесь строились красивейшие и современнейшие дома того времени, жить здесь было престижно, деньги лились рекой. В годы расцвета Потоси при короле Филиппе II в городе насчитывалось тридцать шесть игорных заведений, были театры, устраивались балы, на каждом шагу возвышались шпили церквей — восемьдесят церквей в одном городе! По соседству с ними находились столь же многочисленные бордели с дешевыми проститутками.

Любой из бриллиантов, украшавший герб какого-нибудь богатого кабальеро, стоил больше, чем мог заработать индеец за всю свою жизнь. Но кабальеро сбежали, прихватив с собой бриллианты. И теперь Боливия, одна из самых бедных стран мира, могла бы похвастать — если бы это не было так удручающе бессмысленно — тем, что именно она заложила богатство многих самых богатых стран мира. В наши дни Потоси — один из беднейших городов бедной Боливии. «Город, который больше других дал миру и сам теперь не имеет ничего», — как сказала мне старая потосийка, закутанная в километровую альпаковую шаль, когда мы разговаривали с ней в патио ее двухвекового дома, построенного наподобие андалузских. Город Потоси, обреченный на вечную ностальгию, терзаемый нищетой и холодом, все еще остается зияющей раной колониальной системы Америки: это город-обвинение. Миру давно бы пора попросить у него прощения.

Эдуардо Галеано. Вскрытые вены Латинской Америки

Город Потоси был основан испанцами в 1545 году, у подножия горы Серро-Рико (Богатая гора), полной залежей серебра и олова. Она возвышалась над головами первых колонизаторов почти на 5000 метров, отблескивая на солнце серебряными жилами. Она перевернула историю. Эльдорадо все-таки было найдено, хоть и в серебряном обличье.

«Это стоит целого Потоси», — переиначил Сервантес в «Дон Кихоте» популярную в те времена фразу «Это стоит целого Перу». Славу инкского Куско, завоеванного Франсиско Писарро, затмила гигантская серебряная гора Боливии.

О богатых залежах драгоценных камней и металлов было известно еще до прихода испанцев. Инки добывали здесь золото и серебро для храма Солнца в Куско. За пределы империи драгоценности не выходили, их использовали для почитания богов, а не для товарообмена.

В первые горы разработки горы металл даже не приходилось долго обрабатывать, добывались куски чистого серебра. Испанцы яростно набросились на гору. Началась вакханалия. Потоси вырос за 26 лет до размеров и статуса крупнейших центров мира того времени.

Конечно, это был пир не для всех. Богато жили здесь только европейцы, для местного же населения история Потоси превратилась в ад. Индейцев отлавливали по всей стране, привозили из других регионов. Работали в шахтах до самой смерти. Смерть приходила скоро — не только от тяжелого труда под землей, но и от отравления парами ртути, которую применяли для извлечения серебра из руды. Умирал один — его тут же заменяли новым индейцем.

К XIX веку в шахтах сгинуло более восьми миллионов человек. Когда индейцы закончились, рабочую силу начали завозить из Африки.

Из серебра, добытого в недрах Серро-Рико за несколько веков, говорят, можно было построить мост от Испании до Потоси. О серебре, возможно, данные преувеличены, но вот мост из костей погибших на серебряной каторге рабов точно можно было бы протянуть над океаном.

Когда серебро иссякло в горе, рынок пересытился продуктом и цена на серебро в XIX веке резко упала, европейцы покинули Потоси. Все вернулось на круги своя, только пышные колониальные строения напоминают о творившемся здесь когда-то серебряном шабаше.

Сейчас это один из беднейших городов Боливии, как зачастую случается с испытавшими когда-то пышный расцвет городами. Никому не дано купаться в богатстве и славе вечно.

В прошлом роскошные церкви закрыты на засов. Все, что было можно, разграбили, оставив лишь растрескавшиеся, поседевшие стены величественных строений колониальной эпохи. Они до сих пор впечатляют.

Мачу-Пикчу, Перу

Мачу-Пикчу — город, построенный в середине XV века во времена расцвета Великой империи инков. Просуществовал он около ста лет. То есть события здесь развивались, когда Леонардо Да Винчи нарисовал Мону Лизу, родился Нострадамус, пал Константинополь, а мой родной Брянск вошел в состав Московского княжества.

Дорога на Мачу-Пикчу — крутой подъем по многочисленным лестницам. На входе столпились туристы. Нам выдали гида, но необходимости следовать за ним на самом деле нет. Гидов на Мачу-Пикчу сотни, так что у каждого камня кто-то будет вещать о загадках и тайнах империи инков. Одни рассказывали интересно, другие сочиняли откровенные небылицы об инопланетянах.

Город расположен в горах, на высоте 2450 метров, в ста километрах от Куско. Он скрыт от посторонних глаз за более высокими горами, укрыт буйными зарослями джунглей. Это спасло город от разрушения конкистадорами: они его попросту не заметили.

Город был открыт современному миру случайно. Американский ученый Хайрам Бингем искал другой легендарный город инков — Вилькабамбу, куда, по легенде, были вывезены сокровища инков после нападения на страну испанцев. Блуждая по горам, он разговорился с мальчиком-кечуа, и тот показал ему незаметную тропу, ведущую к руинам.

Но даже после этого на руины Мачу-Пикчу не обращали внимания в течение тридцати лет. Пока другая группа археологов не нашла участок дороги инков, ведущий прямиком к затерянному городу. Хайрам Бингем за те тридцать лет успел вывезти в США из Мачу-Пикчу около 40 000 археологических объектов, которые вернули перуанцам только через сто лет, на юбилей открытия Мачу-Пикчу.

Мачу-Пикчу — город уникальный. Построить целое поселение на горе из камня, возвести храмы без машин и без колеса? Инкам приходилось доставлять огромные валуны для постройки с ближайших каменоломен и тащить их по той самой горе, по которой я бежала налегке, истекая потом. Гиды любят повторять, что гранитные блоки инки добывали в долине реки Урубамба и потом забирались с 50-тонными валунами на гору. Что противоречит описанию инков как высокоразвитой нации. Какой дурак тяжелые кирпичи на гору таскать будет? Камни, по крайней мере самые крупные для фундамента, инки добывали в так называемой каменоломне в западном секторе. На холме, где построен Мачу-Пикчу, находилось несколько гранитных выходов. Камней там до сих пор много.

Затем эти камни идеально шлифовали и укладывали друг на друга без раствора, но так плотно, что и сейчас между ними нет ни единой щели, даже лист бумаги не пройдет.

Строительство проводилось в сейсмоактивной зоне, где землетрясения — событие регулярное. У нынешних перуанцев даже свой Господь в церквях — Господь Землетрясений. Однако стоит Мачу-Пикчу на вершине холма, живой и невредимый, более 500 лет.

Большая часть строений — это склады и храмы. Проживало в Мачу-Пикчу не более 1000 человек. На склонах холма были разбиты сельскохозяйственные террасы — они дошли до нас без изменений. Строили инки на века.

В храме Солнца находился священный камень Intihuatana, который в дни весеннего и осеннего равноденствия не отбрасывает тени. Он имеет замысловатую геометрическую форму, которая, вероятно, что-то означала для инков.

Были ли эти сооружения на самом деле храмами и какой из них главный — неизвестно. Вообще все сведения о Мачу-Пикчу — предположения. Инки не оставили нам письменности, их города были обчищены и уничтожены испанцами, а дожившие до наших дней потомки инков — это старушки, торгующие свитерами у входа к руинам.

О назначении города не прекращаются споры и научные дискуссии. Одни утверждают, что это была резиденция Верховного Инки Пачакутека, другие — оборонительная крепость, школа для детей из знатных семей или астрономическая обсерватория.

Город просуществовал около века. Жители покинули его, когда испанцы вторглись на территорию империи. Почему — не знает никто. Возможно, потому, что наступил голод, так как прекратились поставки продовольствия из Куско, или потому, что жители ушли воевать против испанцев или убежали в легендарную, так и не найденную Вилькабамбу со всеми сокровищами. Письменности инки нам не оставили — за исключением узелкового письма (кипу), которое способно передать только основную идею. Простые жители письменностью этой не владели — для чтения узелков на разноцветных веревочках требовались специально обученные люди.

Сейчас Мачу-Пикчу посещают 800 человек в день (количество туристов пришлось ограничить, чтобы не навредить руинам). Город занесен в список наследия ЮНЕСКО и является одним из семи новых чудес света.

Ледник Перито-Морено, Аргентина

В национальном парке Лос-Гласьярес (Los Glaciares), недалеко от аргентинского города Эль-Калафате, находится ледник Перито-Морено. Это одна из самых посещаемых достопримечательностей Аргентины.

Я видела много ледников, но ни один не сравнится по масштабам и красоте с Перито-Морено. Вроде путешествуешь себе по миру, видишь много и озер, и лесов, и водопадов, и ледников, и кажется — ничем уже не удивить, а природа вдруг как откроет тебе что-то грандиозное, что даже бывалые путешественники застынут в благоговении… Я смотрела на этот великолепный ледник, его убегающие вдаль на километры снежные пики, его синие трещины, огромные глыбы, с треском отрывающиеся и обрушивающиеся в воду, и сердце учащенно билось. Когда говорят «застыть в изумлении», «потерять дар речи», «перехватило дыхание» и прочие заезженные фразы, смысл которых уже затерся, затерялся, — так это оно. Ни слов, ни дыхания, ни мыслей, сердце колотится — КРАСИВО. Масштабно. Величественно.

Этот ледник — один из трех ледников Патагонии, которые бросили вызов глобальному потеплению и вместо того чтобы грустно таять вслед за собратьями, собрались с последними силами и ринулись в бой. Один бок тает — а другой растет, по два метра в день. И так уже 90 лет, ледник не наступает и не отступает. Ученые только почесывают седые бороды и дивятся неожиданной тяге к жизни этого синего гиганта.

Стена льда разделяет озеро Аргентино на две части. Ледник грандиозный, только над водой он возвышается на 60 метров, а сколько льда прячется внизу! Средняя глубина равна 170 метрам, максимальная — 700 метров, 6 километров в ширину, 250 километров площади. Вы только представьте себе эти размеры!

Половина озера покрыта ледовым покрывалом, другая половина — вода. Озеро и ледник являются частью Южного ледникового пояса, который протянулся вдоль границы Аргентины и Чили. Всего здесь 48 ледников, питаемых водами Анд. Это второе по величине ледниковое поле в мире — больше него только ледники Антарктики.

Ледник — это не так уж и холодно. Средняя температура летом здесь 13,4 градуса, зимой — 0,6 градуса. В России холоднее.

На ледниках никто не живет. Иногда летом их посещают заблудшие андские олени, маленькие карлики, которые обитают в Андах на высоте трех-четырех тысяч метров и которых осталось всего 1500 в мире. Можно встретить пуму. Прилетают сюда кондоры — эти птицы сидели очень близко к туристам и не выражали никакого стеснения перед камерами. Нечасто увидишь кондоров так близко к человеку. Какие-то воробушки еще сюда залетают, пара орлов, да здоровенный магелланов королевский дятел с огненно-красной головой. Негусто, в общем. Жизнь во льдах — не для всех.

Ледник рычит, трещит, гулко воет. Время от времени от него откалываются огромные глыбы и с грохотом падают в воду, расплываясь айсбергами по всему озеру. Если вы думали, что лед прозрачный или белый, вы очень удивитесь, увидев Перито-Морено. Лед здесь изумительно синий. Цвет ледника зависит от его возраста: старый лед приобретает насыщенно-синий цвет, молодняк же поблескивает едва голубыми оттенками. Перито-Морено стукнуло уже 30 тысяч лет. Его морщинистые трещины синее неба.

Территория Южного ледникового пояса хранит в себе третий по величине запас пресной воды в мире. Больше только в Антарктиде и Гренландии. Втроем эти ребята берегут для нас 90 процентов всей питьевой воды в мире. Долгих лет жизни тебе, Перито-Морено. Не сдавайся!

  •  
  •  
  •  
  •  
  •