Проза

Рыба

― А ты знаешь, что у них, оказывается, удочки тыщу долларов стоят! Представляешь?! Сколько рыбы можно было бы просто купить и не заморачиваться!

― «Купить»! Но ведь кто-то же должен ее сначала поймать. А что там за история, кстати, была у Грини с рыбаком?

― О, это дивная история. Ну ты же знаешь, что Гриня всегда рыбачит в самых диких местах, причем ловит не какую-нибудь там рыбу, а благородную, семгу! А она знаешь какая бывает ― до двух метров! И вот сидит он, значит, на берегу и вдруг слышит крики отчаянные. Поднимает голову и видит такую картину: огромная рыба — гигантская! ― тащит за собой рыбака! Тот оре-ет! А удочку отпустить не может ― тыща долларов! Кто ж отпустит?! Бог с ней, с рыбой, ― удочку отдай! И я спрашиваю Гриню: а дальше что? А он говорит, мол, не знаю, ну протащила мимо нас рыбака, чем дело кончилось, неизвестно. То есть они, рыбаки, сидят и тоже удочки отпустить не могут ― тыща долларов! Не знаю, вот я до сих про того рыбака думаю. Просто вижу эту картину (хотя никто не просит меня ее видеть): сидят рыбаки, а мимо них несется чудо-рыба, рыба поймала рыбака. Тащит его по реке. Рыбак орет смертным криком!.. А остальные рыбаки сочувствуют, но не могут бросить свою «тыщу долларов»!

Я смотрю на тебя и тоже вижу эту картину в духе Брейгеля: огромадная рыба уносит рыбака, а все смотрят. Никто не спасает. А потом они еще рассказывают об этом и все смеются. 

И только одна ты спрашиваешь: а что с рыбаком? 

И портишь своим вопросом их веселую историю. 

«Рыба» ― удивительное слово. 

Например, так ты называешь свой незаконченный сценарий. 

Еще «рыба» почему-то возникает в домино. 

И проплывает в мифах.

Ее ловят апостолы. 

И на древнегреческом это слово содержит в себе имя Христа. 

«…Мы рождаемся в воде и можем спастись не иначе, как пребывая в воде».

― Так, может, рыба унесла мужика по делу?

  •  
  •  
  •  
  •  
  •