Вадим Панов – популярный писатель-фантаст, автор циклов книг «Тайный  город» (городское фэнтези), «Анклавы» (киберпанк), «Аркада» (научная  фантастика), «Герметикон» (стимпанк), La Mystique De Moscou (городское  фэнтези). Денис Лукьянов рассказывает о новинках Вадима Панова  последних месяцев. 

По следам лунного клипера 

«Столкновение» из цикла «Чужие игры» 

Мы собрались здесь, чтобы поговорить о Вадиме Панове. Но начнем,  как не парадоксально, с детского английского писателя Роальда Даля. Все же  знают сюжет «Чарли и шоколадной фабрики»? Хотя бы в общих чертах?  Думаю, что все. Тогда не составит особого труда задействовать воображение  по полной. Итак… 

Представьте: вместо золотого билета на какую-то там шоколадную  фабрику вы выиграли билет на луну, да ещё и под Рождество! Только не  говорите Вилли Вонке, чтобы он не впал в глубокую депрессию. Как-то так в 

двух словах можно описать роман «Столкновение» из нового цикла Вадима  Панова «Чужие игры». Что же, играем с воображением еще раз. Итак… В 2036 году вас берут на борт лунного клипера «Чайковский». Вместе с  вами золотая молодежь, просто счастливчики и люди, прошедшие жёсткий  конкурсный отбор, доказав свою гениальность. Но лунная вечеринка резко  отменяется, когда «Чайковский» терпит крушение и оказывается в ангаре  инопланетного корабля. Тут уже всем становится не до шуток: неужели это  правда пришельцы? Почему они не трогают никого? Почему не  разговаривают? Как дождаться спасения, сохранив самих себя? Слишком  много вопросов и слишком мало ответов…  

«Столкновение» — один из тех романов, где даже не догадываешься,  чем всё закончится. Признаюсь, я ждал абсолютно другой развязки и был  уверен в своей правоте, но Вадим Юрьевич доказал обратное. Здесь интриги  и интрижки наслаиваются, а внезапные сюжетные повороты выстреливают  друг за другом — так что можно заранее включить счётчик изумленных  оханий. Никогда не будьте на все сто уверены, что ждёт вас за углом романа.  Несколько сюжетных линий — расследование событий с пассажирами  «Чайковского» и скетчи из интерлюдий — сплетаются в один неожиданный  и — спойлер! — открытый финал. Интрига-интрига, она дама коварная. 

Тема космоса и будущего — две вещи, которые сопровождают автора  как Фобос и Демос следуют за Марсом. Так что путешествие к далеким  звездам если не телом, то душой, вам обеспечено. Кстати, Вадим Панов  получил славу писателя-предсказателя после выхода первого романа из  цикла «Аркада», хотя и «Анклавы» оказались пророческими. Но в «Аркаде»  просто было о наболевшем, о пандемии, еще за год до наступления реальной.  Так вот, тут буквально через неделю после выхода «Столкновения» приходит  новость — японский миллиардер ищет восемь человек для полёта на Луну!  Ну что, запасаемся попкорном, терпением, и ждём, когда сбудется? А пока  мы замерли в ожидании, давайте-ка узнаем, почему Вадим Юрьевич решил  написать роман-катастрофу и как ему пришла в голову эта идея: 

«Я не мог не затронуть в своих книгах тему космического  исследования. Как будет развиваться космическая отрасль в самое  ближайшее время? Соответственно, так и появился замысел романа о том,  что нас ожидает в ближайшем космосе. А почему катастрофа? Потому  что здесь мне показалось интересным совместить и рассказ о наших  ближайших космических перспективах, и о том, какие люди будут жить  2036 году, и как они будут выживать, оказавшись в весьма сложных  обстоятельствах.»  

Все герои «Столкновения» хороши тем, что запоминаются с первых  страниц. Правда, иногда можно запутаться в обилии имен, но ближе к  середине всё встаёт на свои места. Тут вам букет персонажей на любой вкус:  и мальчик аутист, с которым не всё так просто, как кажется, и популярный  геймер, и неординарная художница, первая вышедшая на контакт с  пришельцами. Ну и много кто ещё. Мой фаворит, например, бледный  следователь Козицкий. Да, просто Козицкий, без имени — можете 

присоединиться к одному из героев и поиграть в игру, угадывая, как же  следователя зовут. А, ну и конечно же, не обошлось тут без коллег журналистов. На борту Чайковского оказалась популярная блогер Леди ОК,  которая не такая наглая, какой кажется… Так, стойте, я написал «блогер»?  Слушайте, ныне уже не поймёшь, кто есть кто. Давайте лучше посмотрим,  что говорит Вадим Юрьевич о популярности блогеров и об их роли в  будущем: 

«Задача журналиста — донести свое мнение, донести какую-то  информацию до публики. И, соответственно, если публика в 2036 году, как  это описано в «Столкновении», в первую очередь живёт в сети, то,  соответственно, блогеры, которые живут в сети, которые предлагают  либо новости, либо какую-то другую информацию, будут в тренде, и их  будут в первую очередь смотреть. Повторюсь — только потому, что  журналистика очень тесно связана с инструментом доставки мнения до  публики.» 

«Столкновение» — это прежде всего роман о том, как сохранить себя в  невероятно экстремальных условиях; о том, какие решения окажутся  правильными, а какие — нет; о том кому можно доверять, кого можно  полюбить, и кому можно предложить руку помощи; о том, как измениться в  лучшую сторону, поняв, что до этого жил в разлад с собой — ведь страшнее  ничего не придумать. И о том, в конце концов, почему столкновение с  внеземной жизнью неизбежно, и почему она может оказаться такой похожей  на нас — даже быть частью нас, в некотором роде… Ну а во избежание  дальнейших спойлеров (на этом моменте они неизбежны), давайте попросим  Вадима Юрьевича перебить нас. Узнаем, что бы автор сказал пришельцам,  встретив их: 

«Если эти обстоятельства будут похожа на те, в которых оказались  герои романа «Столкновение», то скорее всего я буду задавать те же  вопросы, которая задавала и Диккенс (героиня романа). Именно эти  вопросы, ну на мой взгляд, им и следовало задать. Если же, допустим мы  встретимся с пришельцами при каких-нибудь приятных обстоятельствах…  Ну, предположим, они приземлятся на лужайку, на которой я буду загорать,  и предложат о чём-нибудь поговорить, то я, не сомневаюсь, отыщу более  тёплые и приятные темы для разговора. Ну и первый вопрос, наверное,  будет таким: почему так долго не прилетали?» 

Роман, как водится, кончился на самом интересном, но продолжению  точно быть! Автор просто сказал, что история не влезла в одну книгу. Оно и  неудивительно, в «Столкновении» чувствуется, какое невероятное  удовольствие Вадим Панов получал от процесса. А когда поток фантазии так  захлестывает голову писателя, это всегда хорошо — потому что читатели уж  точно не смогут оторваться.  

Космические дирижабли Вин Дизеля 

«Не видя звёзд» из цикла «Герметикон»

…в белоснежном сиянии огромной, невозможной со всех точек зрения  луны, мерцают смольно-черные горы — горы темнее ночи, темнее углей и  темнее самой темноты. Они опоясывают хрустальные, как кажется,  озера, вздымаясь вверх застывшими голодными тенями, а между ними  ютится насыщенная зелень, тропические деревья, одним своим видом  навевающие таинственность. С высоты птичьего полета водоемы  кажутся неотшлифованными алмазами, горы — черными карандашными  линиями, растения — акварельными пятнами, но все это меркнет по  сравнению с огромной, в полнеба, луной, свет которой таит в себе что-то  невероятное, заставляет заснуть и забыться, навсегда, навсегда, навсегда… 

Собственно говоря, как-то так выглядит сублимация ощущений от  последнего вышедшего романа Вадима Панова «Не видя звезд». Это, если  хотите, некая квинтэссенция сознательного и бессознательного, вылитая на  бумагу. Но такую маленькую слабость можно себе простить, потому что  книга к подобным вещам располагает… Впрочем, это все лирика — теперь  давайте ближе к делу. 

Много ли в современной литературе стимпанк-циклов? Пожалуй, что  нет. Много ли среди них и мировых аналогов особо ярких и оригинальных?  Пожалуй, что нет. В принципе, большинство стимпанка обычно  ограничивается классическим антуражем Викторианской Англии (или а-ля  Викторианской Англии), дирижаблями, паровыми механизмами, лордами,  леди и другими прелестями жанра. Сейчас, кстати, пошла мода добавлять  щепотку мистики (цикл «С зонтом наперевес» Гейл Кэрригер), восточных  мотивов (романы американца Ф. Джели Кларка) и алхимии/магии (серия 

«Тайны Лариспема» от Люси Пьерра-Пажо). Итак, интересно ли читать одно  и то же, но под разной оберткой? Пожалуй, что нет. 

Выделяется ли на фоне этого стимпанк-серия «Герметикон» Вадима  Панова? Пожалуй, что Да, притом именно так, с большой буквы. «Не видя звезд» — это уже восьмая книга цикла, который издается с  2011 года. Поэтому, прежде чем переходить к роману, нужно сказать  несколько слов о самой серии. Чем же она так примечательна? Ну, все дело в  том… ай, ладно, что резину тянуть — дирижабли в «Герметиконе»  путешествуют от планеты к планете. Да, вы не ослышались — дирижабли в  космосе. Еще раз, чуть более заметно — ДИРИЖАБЛИ В КОСМОСЕ.  Собственно, до такого мог додуматься только Вадим Панов, с его известной  любовью к далеким звездам. Надо оговориться, что космос в этом мире  заменяет таинственная Пустота, а обстановка и мода на планетах скачет от  Имперской России к Викторианской Англии. В центре всего этого отменного  литературно-исторического баловства — путешественник Помпилио дер  Даген Тур, бороздящий просторы Пустоты вместе с командой  второстепенных героев всех мастей, о них мы еще обязательно вспомним.  Куда судьба Помпилио только не кидала: то он пытается обуздать фауну  опасной планеты, то оказывается в эпицентре войны, то участвует в  политических интригах, то решает дела личные, а то — это вишенка на торте  — чуть не оказывается вздернутым на виселице. Путешественник, как  полагается, крут, харизматичен, в совершенстве владеет огнестрельным  оружием и… лыс как яйцо. Это к тому, что если у вас в голове уже нарисовалась картинка этакого стимпанк-Вин Дизеля, то можете глубоко  выдохнуть, вы, в принципе, не ошиблись. 

«Не видя звезд» можно смело читать, не знакомясь с предыдущими  книгами серии. Да, конечно, будет трудновато, но автор объяснит  большинство вещей в тексте. К тому же, в конце каждой книги есть  специальный словарик, разжевывающий непонятные термины. Роман  открывает новое сюжетное ответвление, новую арку для героев — Помпилио  и команда вместе с Астрологической Экспедицией отправляются на  таинственную планету, добраться до которой не так-то просто. К тому же,  именно там мистическим образом пропала одна из предыдущих Экспедиций,  единственный выживший участник которой — Галилей, астролог дирижабля  Попилио (на самом деле, это не совсем дирижабль, а цеппель — если уж в  точности соблюдать авторскую терминологию). Вот тут начинают крутиться  узлы интриги — к тому же, кто-то постоянно ставит героям палки в колеса,  Галилей видит странные сны, а планета готовит гостям неожиданный  сюрприз… Но здесь уже мы подобрались слишком близко к минному полю спойлеров. 

«Не видя звезд» — прежде всего очень красивый роман. Не то чтобы  это для Панова редкость, но тут видно, как автор разошелся. Пейзажи  планеты Мартины, ее огромной луны и звездного неба описаны так, что дух  захватывает… Это еще с учетом того, что писатель — не любитель больших,  запутанных метафор. Книга не тормозит, продолжает идти влет, и 

привычный экшен «Герметикона» никуда не пропадает. Хотя, любителей  стрелялок нужно немного огорчить: баталии никуда не денутся, но большую  часть книги составляет изучение планеты. Поверьте, это тоже весьма и  весьма увлекательно. Роман получился более авантюрным и  приключенческим, чем все остальные — «Герметикон» иногда сравнивают с  историями Жюля Верна. Вот здесь эта аналогия будет ближе всего,  получился такой «Таинственный (стимпанк) остров» в космосе. Вадим  Панов, он ведь как бармен со стажем — из набора абсолютно разных  литературных топпингов создает такой коктейль, что несколько дней не  отпускает. 

Как обычно, в книге много главного героя, Помпилио. Даже как-то…  слишком много. Сие не так удивительно, учитывая то, что «Герметикон» — в  принципе история этого персонажа. К тому же, тут путешественник рад  возвращению к любимому занятию и продолжает налаживать отношения с  женой, Кирой — все это читателю надо показать и рассказать. У героя,  конечно, есть свои слабости, это не Конан-Варвар и любой другой персонаж  «Мэри Сью», но иногда слабости эти словно по щелчку пальца куда-то  улетучиваются. Тогда Помпилио кажется чересчур уж крутым,  непробиваемым, всемогущим, со взрывами на заднем фоне, ну и всем  остальным из этой оперы — иногда путешественник занимает слишком  много предоставленного пространства. 

А остаются ведь второстепенные персонажи, которые в цикле  «Герметикона» столь же важны, сколь и центральный. Они дарят книге львиную долю атмосферы, юмора и необходимого антуража: начиная  хитроумным суперкарго, который, дай волю, сделает свою МММ, и  заканчивая алхимиком с раздвоением личности. Короче, та еще компания.  Вадим Панов в интервью как-то сказал, что это как Бегемот, Коровьев,  Азазелло и другие персонажи второго плана «Мастера и Маргариты» — маски, работающие на раскрытие центрального героя. Только вот в случае  «Герметикона» маски эти как-то чересчур хорошо работают, иногда затмевая  собой Помпилио (знаете, у «Короля и Шута» есть песня «Отец и маски» — вот что-то такое же. Ну, почти). 

Этот нюанс, однако ж, не нарушает баланса «Не видя звезд» — да, весы  чуть склоняются в сторону избытка центрального героя. Но, во-первых,  автору виднее, кого в книге должно быть больше, а во-вторых — роман  читается на одном дыхании, нет ощущения затянутости того или иного  эпизода: будь то экшен, описание, загадка, или экскурс в устройства мира.  Ну а что касается финала… он тут на 101% открытый, так что продолжения не миновать. На книжном фестивале «Красная площадь 2021» Вадим Панов  даже обмолвился, что выйдет оно «в скором времени». Но знаем мы это  писательское «не переживайте, все будет»™ — Мартин вон тоже обещается, даже разрешает фантам купить ему домик на берегу озера серной кислоты,  если очередной том «Песни льда и пламени» не будет звершен вовремя. 

Вадима Панова мы на озеро кислоты, конечно, отправлять не будем.  Потому что дирижабли плывут меж планетами, алхимические смеси бурлят, 

шестерни крутятся… Одним словом, «Герметикон» живет и продолжает  будоражить умы читателей. А мы-то и не против.  

Futurum Trinitas 

Серия «Аркада» 

Actum I. kamataYan 

Началась трехкнижная эпопея летом 2019, с выходом романа «Аркада.  Эпизод первый. kamataYan», который теперь называют пророческим. И не  просто так: о ужас, но мир подвергся пандемии смертельного вируса,  которому и дали имя kamataYan (нет, мы пересказываем сюжет, а не  реальные события). Вот и начинаются колоссальные проблемы, которые с  ковидными ни в какое сравнение не идут. Вирус Панова намного больше  напоминает Эболу, летальность от него почти стопроцентная, и вообще, это  — «белая смерть». 

Имейте в виду — с этим вирусом все не так уж и просто. 

Вообще, Пановское будущее — мрачновато, это еще мягко сказано.  Вот и в первом эпизоде «Аркады» людей на земном шарике стало так много,  что еды, воды и элементарного места хватать на всех перестало. Теперь  приходится выращивать напичканную химикатами рыбу, выдавая ее за 

нормальную еду. И тенденция к росту населения планеты не так уж  фантастична, отнюдь, вполне себе реальна, а про нитраты в мясе даже  говорить нечего. 

Мировой верхушке такой расклад не особо нравится. И — ликуйте,  любители теорий заговоров! — они решают подкосить население планеты,  потому что иначе все, вообще все, полетит в тартарары. Как они это делают  — узнаете в романе, но намек мы оставили достаточно непрозрачный. 

Но тут появляется Бенджамин Орсон (он же Орк), который решает  перекроить игру по своим правилам. Запомните это имя, потому что к нему  мы еще вернемся. И не только, кстати говоря, к нему. 

Все «Аркады» в особенности интересны тем, что история тут показана  как раз-таки с точки зрения мировой элиты, а не какого-нибудь «орка» (что в  терминологии Орсона значит «обычный человек»), внезапно ставшего  избранным/спасшего мир/решившего идти против системы (выберите  нужное клише). Здесь мы касаемся напрямую золотой верхушки айсберга  нашего общества, которая, к слову, не однородна. Тут есть и откровенные  сволочи, и те, кто все же могут не согласиться с мнением большинства.  Потому что на любую тару самых гнилых яблок найдется одно,  испортившееся не до конца. Из-за такого приема полностью  переворачивается психологическая парадигма: неправильно говорить, что  мотивы героев нам непонятны. Скорее мы просто не понимаем, какими  принципами, нормами, моральными устоями руководствуются сильные мира  сего, потому что они мыслят совершенно иными категориями, которые нам  кажутся аморальными. 

У Вадима Панова получается антиутопия, но не классическая, где  великий и ужасный авторский посыл важнее сюжета. Это самый настоящий  технотриллер, с твистами и экшеном ровно там, где нужно, чтобы удержать  внимание читателя. Мировые беспорядки, перестрелки, бунты, фанатики,  поиск вакцины и грандиозный финал (который, отдадим должное, в каждой  «Аркаде» звучит мощным аккордом) туго сплетаются с несюжетными,  идейными элементами. Все это — события нынешнего мира,  гипертрофированные до точки невозврата (хотя на момент публикации  романа о «настоящести» событий речи не шло). И «kamataYan», на наш  взгляд, самая лучшая из всех трех книг серии — не потому, что вышла  первой, вовсе нет. Здесь подобран идеальный баланс необычности,  злободневности, масштабности событий, динамики и глубины.  

К слову говоря, основное повествования дробится сводками СМИ и  информагентств, а также выступлениями Орка. Все это придает роману  особую, рваную структуру, что идет книге только на пользу — она бьет  жестко и в нужные места. 

Но давайте подумаем, уже с точки зрения нашей «пандемической  реальности»: а насколько вообще реален вирус, которой главной своей целью  ставит убийство людей? Как бы коронавирус не был страшен, он все равно не  

стремится именно убить человека. Мы, конечно, в этом деле не эксперты,  поэтому обратились к помощи профессионалов. С нами побеседовала 

кандидат биологических наук (пожелавшая остаться анонимной), которая  прояснила очень важный вопрос: а какая вообще цель существования у  любого вируса как биологического организма? 

«Сегодня вирусы это недостаточно изученные объекты природы.  Поскольку вирусы обладают генетическим материалом и воспроизводятся в  организме живого существа или растения, то, очевидно, их основная цель воспроизводство себе подобных. Маловероятно, что при этом вирус  стремится уничтожить “хозяина”. Гибель “хозяина” происходит в связи с  тем, что вирусы, взаимодействуя с микроорганизмом, встраиваются в  геном последнего, нарушая работу “захваченных” клеток. Если защитные  функции микроорганизма недостаточно сильны, контакт в вирусом может  привести к серьёзным нарушениям его работы, вплоть до гибели». 

Ну что же, с первой частью «Аркады» мы более-менее разобрались,  теперь прыгаем в другой вариант мультивселенной, чтобы встретиться с теми  же героями, но в иных обстоятельствах. Путешествие на 20 минут, туда и  обратно — обещаем! 

Actum II. suMpa 

Как все вокруг знакомо! И в то же время — совсем по-другому. В этом то и фишка — серия «Аркад» изначально планировалась как цикл, где  каждый раз будут показаны разные варианты будущего, но в сюжет  вовлечены одни и те же основные герои. Представьте, что вы соединили 

«Рика и Морти» с щепоткой Нила Стивенсона, добавив антиутопии — получите то, о чем мы говорим. 

В общем, в мир пришла дополненная реальность (AR)… и снова вирус!  На этот раз, правда, из космоса. Имя ему — suMpa. 

В этот раз, никакой Эболы, все спокойнее — болезнь «спящая», до  определенного возраста симптомы никак не проявляются, а потом человек в  любой момент может сорваться и превратиться в кровавого монстра-убийцу.  Поэтому, теперь над головами у людей красным горит их возраст, чтобы  другие могли понимать, с кем осторожничать, а с кем — вести себя открыто. 

Но, если в первом эпизоде Аркады вирус выходил на передний план,  становился зерном сюжета, особенностью истории, то здесь во главе угла  стоит дополненная реальность. Именно это — перчинка второй «Аркады».  Отныне людям в голову можно вживить очки дополненной реальности (AR) — не те громоздкие, что мы используем сейчас, а незаметные. И глаза, а за  ними мозг, автоматически начинают дорисовывать что-то в привычном мире.  Вот скажите на милость, зачем париться и верстать афиши, когда можно  просто повесить QR-код на стену, а встроенные в голову очки все дорисуют?  Хотя, нет, пойдем дальше — зачем высаживать сквер, когда его можно  сгенерировать прямиком в голове? 

Как вы могли догадаться, ни к чему хорошему это не приведет. Давайте на секунду остановимся и разберемся, по какой технологи работают  нынешние VR очки, чтобы понимать, как они влияют на нашу голову, и что  может произойти в вероятном будущем. О принципе работы этого гаджета  рассказывает директор VR CORP Андрей Терехин: 

«У нас есть понятие стереоскопа — это довольно старинное понятие,  относительно. С XIX, с XVIII века было обнаружено, что, если мы  используем линзы под определенным углом, подаем двойное изображение, то  у нас получается стереоскопическое зрение, и оно делает объемным  изображение на экране. 

То есть стереоскопы как таковые известны давно. Но к объемному  изображению нам нужно добавить еще некоторую интерактивность,  потому что погружение в другую реальность предполагает, что мы можем  поднять голову и увидеть, как мир вращается вокруг нас. Это произошло  как раз благодаря микросхемам, которые исполняют роль гироскопа и  акселерометра. То есть, они замеряют уровень поворота головы и вращают  камеру внутри виртуального пространства с соответствующей скоростью  на определенный градус, как мы поворачиваем голову. Таким образом,  осуществляется эффект присутствия: потому что у нас изображение  объемное, это раз. Второе — мы можем интерактивно разглядывать все  вокруг нас. Соответственно, это эффект полного погружения.» 

На сцену, кстати, снова выходит Орк — в каждой книге он выступает  этаким «проповедником», через свои выступления объясняя простые истины  или показывая, что стряслось с миром и куда мы вообще катимся. В общем,  почти всегда фрагменты с этим героям — идейно важные.

Не стоит путать полную виртуальную реальность с тем, что описано в  «suMpa». Тут вся суть как раз в том, что AR улучшает мир, а не заменяет его, в некоем плане становится неотъемлемой частью нашего мозга и  сознания. Пугающе, завораживающе и вполне реально… или, погодите,  реально ли вообще? Тут нам вновь приходится обратится за помощью к  человеку знающему. Спрашиваем у Андрея Терехина, какое будущее ждет  AR, и как с ней обстоят дела сейчас: 

«Дополненная реальность считается более перспективной  технологией, нежели виртуальная, потому что дополненная реальность  может перейти в виртуальную, скажем так. VR означает полное  погружение в мир. Но AR, закрывая объекты настоящего мира  ирреальными, практически выполняет роль виртуальной реальности.  Дополненная реальность взаимодействует с окружающим пространством.  Она служит во многом как дисплей телефона. 

У нас есть реальная жизнь, в которой мы встречаемся с друзьями,  водим машину, встречаемся с девушкой и так далее. И у нас есть много  инструментов, которые нам позволяют заменять те или иные функции:  общение с друзьями — это, например, соцсети. И здесь дополненная  реальность всего лишь переносит интерфейс с экрана мобильного телефона  в такое дополненное пространство, в очки AR, линзы дополненной  реальности (которых пока нет, но вроде Samsung их запатентовал).  

То есть, человек идет, и у него всплывают ссылки на социальные сети.  Это, конечно, пока тоже из разряда фантастики. Или, соответственно,  когда нам нужно посмотреть на квартиру, какая она будет в планировке,  можно использовать инструмент дополненной реальности, чтобы  расставить мебель. 

Сейчас в большинстве AR используется на телефоне, и здесь она,  конечно, не раскрылась в полной красе. Но когда у нас для потребительского  рынка станут доступны очки дополненной реальности, стоимостью не по  300 тысяч, а хотя бы по 50-60, тогда у нас, конечно, начнет меняться  технологическая парадигма. Я предвижу, что мы в принципе начнем  уходить от экранов, производители станут выпускать устройства, где  экранов не будет. То есть будет фактически коробка, «мозги», а весь  интерфейс перенесут в очки дополненной реальности.» 

Увы, но, на наш субъективный взгляд, «Аркада. Эпизод второй. suMpa»  — на данный момент самый слабый роман серии, проседающий и в  креативности, и динамике. Дополненная реальность — тема довольно  изъезженная, не спасают даже качественные сюжетные интриги. К тому же, в  этой книге вирус ощущается каким-то чересчур лишним… Безусловно, такой  вариант будущего тоже весьма реален и страшен, но от него не остается того  же ощущения, что от предыдущего. Может из-за того, что проблема  перенаселения острее AR и последствий ее использования. Не поймите нас  неправильно: книгу все еще безумно интересно читать, и в паре мест поворот  сюжета даст по голове, но своим собратьям роман явно уступает.

Actum III. maNika 

Ну вот и настал час самой свежей, еще горячей, прямиком из авторской  печи «Аркады»! Давайте сыграем в игру — попытайтесь угадать, что в этом  романе точно есть. Предлагаем три варианта ответа: 

А) Вирус;  

Б) Вирус;  

С) Вирус; 

Собственно, вы попали в яблочко — почему-то мы в этом абсолютно  уверены! Но, что радует, здесь болезнь отходит на второй план, как и во  втором романе. Только в третьей книге вирус оказывает влияние на  магистральное шоссе сюжета и делает это более связанно, чем в «suMpa». 

Итак, мир накрыл некроз Помпео (здравствуй, Mr. пресс-секретарь!) — неизлечимая болезнь, поражающая кости. Но какое чудо, что как раз вовремя  появились протезы (пинги), которые могут спасти жизнь, из калеки сделать  полноценного человека. Вместе с протезами приходит maNika — чип,  вживляемый пациенту и подключаемый к сети (это очень важная деталь). Но  вскоре встает вопрос — можно ли вообще считать пингеров (так называют  тех, кто использует протезы) людьми? Каково их место в обществе? Опасны 

ли они для остальных? С учетом того, что теперь носителя чипа можно  взломать как машину, перехватив управление протезами… К тому же, масла  в огонь подливает появление «человека новой эпохи», тело которого  полностью собранно из пингов. 

Напоминаю, что события всех романов — этот не исключение — показаны с точки зрения мировой элиты. И она, конечно же, решает  повернуть ситуацию в свою сторону, используя связь maNika с глобальной  сетью. Но в планы вклинивается NO/maNika — подпольный чип без  подключения к всемирной паутине… а что было дальше, традиционно,  узнаете в романе. 

«maNika» — это пример того, как разыграть огромный мировой  спектакль, используя манипуляции, СМИ, пузатого режиссера и еще многие инструменты, столь знакомые. 

Надо отдать автору должное — идея с протезами выглядит свежей и,  наверное, среди всех трех «Аркад» она самая интересная. В этом плане,  книга вышла даже лучше «kamataYan» — но, возможно, так кажется просто  из-за усталости от коронавируса. Добавляет остроты еще и то, что  протезирование сейчас действительно шагает семимильными шагами:  заменяют не только кости, но и внутренние органы. Опять же, насколько  такой расклад пасьянса будущего реален? Мы решили уточнить у техника протезиста Никиты Егорикова, по какому принципу работают протезы  сейчас, и что может ждать их в будущем: 

«Протез работает по принципу замещения человеку утраченной  конечности для продолжения жизни. Функциональность его заключается в  том, чтобы человек почувствовал себя полноценным. С работой мозга  протез никак не координируется, это происходит больше психологически.  Например, если у человека нет ноги, мы учим его ходить заново, как ребёнка.  Также учим человека заново что-то брать, если протез выполняет какие-то  действия. 

Если нет руки, существуют несколько видов протезов: 

1. обычный косметический; 2. активный; 3. тяговый; 4. протез с  внешним источником энергии; 

У последних есть два вида управления, все, естественно, через  датчики: постоянного и переменного тока. 

Когда у человека нет руки, например, предплечья, остаются мышцы.  Специальным прибором под названием mioboy снимаются миоэлектрические  импульсы с культи. Протезирование находится в данный момент на  достаточно продвинутом этапе, но с каждым годом придумывают что-то  новое. Сейчас протезирование выходит на другой уровень благодаря  силикону. Появляются новые технологии. Допустим, протез пальцев — очень  распространённая ампутация, благодаря силикону можно сделать палец, и  его даже будет не отличить от настоящего, очень косметическое  протезирование на данный момент.  

Протезы полноценно никогда не заменят потерянные конечности,  ведь это очень большая психологическая травма для пациента. Но, могу 

сказать, люди, которые идут протезироваться, морально очень сильные.  Потому что многие начинают комплексовать из-за того, что нет  конечности, и чувствуют себя неполноценными и замкнутыми. 

Протезирование — это, как ни крути, передовая технология, это  профессия вечная, каждый день люди теряют конечности. Но благодаря  нам, люди начинают ходить на протезах и активно ими пользуются.  Технологии с каждым годом выходят на новый уровень, но живую руку не  заменит ни один протез.» 

В нашем условном рейтинге, «maNika» мы поставим на второе место  — все же, первый роман кажется капельку сильнее, хоть пинги и  перевешивают смертельный вирус. С точки зрения сюжета «kamataYan»  ощущается как-то понапряженней, хотя, восхитимся Вадимом Пановым: уже  третью книгу мы смотрим на одних и тех же героев (пусть ситуации и  разные), а сюжет все равно интересный! 

Но третий эпизод «Аркады» выигрывает, помимо оригинальности, еще  и рассуждениями о сущности человека. Религия сталкивается с технологией,  и людям предстоит ответить на вопрос: кто такой человек, откуда он взялся и  куда идет? 

Кстати, для тех, кто думает, что названия романов берутся с потолка: в  конце каждой книги дается перевод странного слова из заголовка, и это — прекрасная точка, забивающая гвоздь в гроб впечатлений читателя. Поверьте,  дойти до этого момента стоит. 

Epilogus 

Ну что же, на этом возвращаемся в привычную нам реальность,  отвлекаясь от мрачного, но необычного будущего за авторством Вадима  Панова. Надо признать, что содержание романов в той или иной мере  сбывается: про аналог ковида мы уже упомянули, а если почтить «maNika» и  вспомнить относительно недавние события во французской Ницце, дрожь  берет. Точечные попадания намного страшнее глобальных, потому что шанс  удара прямиком в цель здесь в разы меньше — а раз сбывается такая  мизерная вероятность, то почему бы не сбыться большой? 

Но не будем паниковать. В конце концов, это лишь три варианта  будущего, и не факт, что наступят именно они. Чему бы не учил нас Орк, все  зависит от нас самих — подтолкнуть колесо истории всегда можно хотя бы  попробовать. А триумвират «Аркад» подскажет, в каком направлении  толкать точно не стоит.

ОФОРМИТЕ ПОДПИСКУ

ЦИФРОВАЯ ВЕРСИЯ

Единоразовая покупка
цифровой версии журнала
в формате PDF.

150 ₽
Выбрать

6 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

1920 ₽

12 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

3600 ₽