Папин день рождения начался как обычно — на даче, с его друзьями, с детьми папиных друзей, долгими взрослыми разговорами, которые мне всегда так нравилось слушать, с большим костром и всякими вкусностями. А закончился папин день рождения на следующее утро пропажей куртки. 

— Вот тут, на этом самом крючке висела! — Высокий, сонный дядя Миша стоял на террасе, смешно разведя длинные руки в стороны.

Почти все гости разъехались накануне, ночевать в разваливающемся дачном домике на раскладушках и в спальных мешках остались только самые стойкие. Из этих стойких дольше всех спал дядя Миша, а когда проснулся…

— Ты поищи, вчера была прохладно, может, кто-то накинул. А потом где-то бросил, — посоветовала моя мама.

— Уже везде посмотрел! 

— А в сараях?

У нас на даче целых четыре сарая. Это прочные деревянные домики, которые моя бабушка, папина мама, много лет заполняла вещами, которые уже не нужны были в городе, но могли когда-нибудь кому-нибудь пригодиться. Все эти вещи каждый год привозились сюда в мешках, тюках, коробках, контейнерах и пакетах, разбирались и систематизировались. На каждой коробке был наклеен подробный список всего, что в ней хранится. Сараи больше походили на архивы, сразу было ясно, что хозяйка этой дачи, моя бабушка, — настоящий научный работник. Это совсем не то же самое, что мамина мама, бабуля, бывшая актриса, которая никогда не знала, где у нее что лежит. Бабушка серьезно подходила к хранению ненужных вещей. 

— В ваших сараях потрясающий порядок! Но куртки нет, я искал!

— Давай я тебе свою куртку отдам, — предложил дядя Сева.

Дяде Севе никогда не бывает холодно, он и зимой в одной толстовке ходит.

— Да мне не холодно, просто у меня в куртке ключи от квартиры. А дома никого. И до середины недели никого не будет.

— Ой, а от мотоцикла ключи тоже там?

— Нет, ключи от мотоцикла тут, со мной. К счастью, я вчера вечером за добавкой торта ездил и ключи забыл обратно в куртку положить.

— Найдется куртка! Не могла же она сама уехать! У костра смотрел?

— Может, она сгорела? — предположила Саня, дочка дяди Севы.

Дядя Миша испуганно посмотрел на нее и пошел к тому месту, где вчера разжигали костер.

 Малышня побежала за ним. Из малышей к утру на даче остались всего четыре человека: Марфа, младшая дочка дяди Севы и тети Наташи, мой брат Сережка и двое совсем микроскопических ребят, которые недавно научились ходить, — глазастая Ася, дочка тети Оли и дяди Вити, и Гриша, сын тети Маши. Во главе малышовой команды бежал, конечно, Сережка, он всегда первый оказывается там, где происходит что-то интересное. Замыкал колонну Гриша. Иногда он уставал и полз по тропинке, потом героически поднимался на ноги и делал несколько неуверенных шагов. У костра куртка не нашлась. Дядя Миша даже рассеянно разгреб остывшие угольки палкой, пытаясь понять, могла ли куртка действительно сгореть. Малыши тоже набрали палок и быстро разметали остатки костра, попутно вымазавшись в саже.

Все снова собрались у веранды. Дядя Миша уже не выглядел сонным, он здорово волновался. Оказалось, что паспорт дяди Миши тоже остался в кармане злополучной куртки.

Папа организовал поиски и предложил нам с Саней курировать малышовый поисковый отряд — нашим заместителем я выбрал Сережку. Взрослые искали куртку в доме, а мы должны были обшарить каждый уголок придомовой территории. Дядя Миша уже ничего не искал. Он печалился из-за куртки и не верил, что она когда-нибудь найдется.

— В Москве человеку без паспорта лучше вообще из дома не выходить! А мне теперь даже выходить неоткуда! 

Сначала мы с Саней пробовали раздавать задания, но быстро поняли, что малыши все время ходят только толпой, а за теми, которые не очень держатся на ногах, вообще нужен глаз да глаз. Накануне за ними приглядывали их родители, но сейчас эти родители были слишком заняты поиском куртки. Теперь передо мной и Саней стояла непростая задача заменить детям родителей и заодно прочесать сад. Малыши к своей задаче отнеслись серьезно. Гриша и Ася пытались искать куртку даже под землей. Они раскапывали маленькие ямки и заглядывали внутрь. Из ямок появлялась всякая живность, вроде червяков или жуков. Поиски превращались в археологические раскопки. Через час большие и маленькие поисковики снова собрались у веранды, где все еще сидел и печалился дядя Миша.

— Ничего! А у вас?

— А у нас вот! — Сережка аккуратно приподнял и показал лист лопуха, на котором сидела приличных размеров улитка.

Малыши восхищенно разглядывали попеременно улитку и Сережку, великого добытчика улиток.

Дядя Миша застонал и потер глаза пальцами.

И тут меня осенило!

— Слушайте, я знаю, где куртка! — Я выдержал паузу. Все смотрели на меня в нетерпении. — В ней кто-то уехал! Смотрите! На этом крючке висит какая-то куртка! Вот чья она?

Взрослые переглянулись. На крючке действительно висела куртка, с первого взгляда было ясно, что куртка женская, с поясом, и маленькая, и к дяде Мише она никакого отношения не имеет. 

— Чья куртка? — повторил мой вопрос папа, но все только пожимали плечами.

— Вот! Значит кто-то, кто уезжал вчера в темноте, случайно надел куртку дяди Миши. А свою забыл!

— Точно! Я вспоминаю! Ира уезжала в какой-то куртке вчера! — Дядя Сева даже хлопнул в ладоши, радуясь неожиданной догадке. — Гоша, ты молодец!

— Да, это ее размер, — покрутила в руках куртку тетя Наташа. — И Ира с самого начала была какая-то сонная. И даже прилегла поспать наверху! И уезжала она самая последняя, ночью, было совсем темно, никто не видел, в чем она была. Могла и не заметить, что захватила чужую куртку.

— Ну все понятно! Вот все и выяснилось! — Папа набрал номер и какое-то время прислушивался к гудкам в трубке. — Не отвечает!

— Это ничего, может, спит еще! Главное, мы теперь знаем, где куртка. 

Дядя Миша повеселел и пошел готовить угли для шашлыка, малыши разбежались, а я все продолжал думать про куртку. В голове вертелись сюжеты из недавно прочитанных детективов про Эркюля Пуаро. Почему тетя Ира взяла не свою куртку? Вдруг это неслучайно? Что связывает тетю Иру и дядю Мишу? Ничего! Они познакомились вчера. Все остальные гости были друг с другом знакомы, а дядю Мишу папа пригласил в первый раз. 

Я достал из рюкзака блокнот, карандаш и написал на чистой странице:

«Тайна джинсовой куртки».

Мысли сами собой начали складываться в предложения. Я записывал свою версию событий, стараясь попутно определить мотивы каждого гостя. Я предположил, что куртку мог взять любой из уехавших гостей, каждый из тех, что оставались на даче, мог спрятать куртку в своих вещах, чтобы потом, когда шум утихнет, спокойненько увезти ее домой! Своими соображениями я поделился с Саней, попросил ее внимательно следить за гостями. Саня сразу согласилась и решила замаскироваться: она взяла у дяди Севы темные очки, нашла на чердаке шляпу — теперь она выглядела как настоящий шпион. В таком виде Саня ходила по дому и саду, внимательно наблюдала за гостями и записывала свои соображения в тетрадь. Через пару часов она предоставила мне полный отчет о проделанной работе.

Заметки Сани Канищевой

«Мой папа (Сева Канищев) ведет себя странно, подозрительно. Приготовил две чашки кофе вместо одной, с самого утра жарит шашлыки, делает вид, что ничего не скрывает. Когда я появилась из-за дерева, на его лице я заметила испуг. Обычно папа никого не боится. Это очень странно и подозрительно.

Моя мама (Наташа Канищева) ведет себя странно, подозрительно. Не взяла у папы чашку с кофе, время от времени осматривает вещи, как будто что-то ищет или проверяет. Много болтает с другими гостями, но о себе ничего не рассказывает, только задает вопросы.

Моя собака (Юджин) ведет себя странно, подозрительно. Прячется за сараем, при виде Сережи, Аси или Гриши перебегает в кусты, не лает, не виляет хвостом.

Тетя Оля и дядя Витя ведут себя очень странно и подозрительно. Держатся все время вместе и не отходят от Аси. Время от времени кто-то из них уходит вместе с Асей на второй этаж. Когда я попробовала проследовать за ними, меня не пустили, попросили подождать внизу. Они что-то скрывают.

Гошин папа (дядя Тема Куницын) ведет себя очень странно и подозрительно. Продолжает искать куртку, хотя все остальные уже перестали это делать. На завтрак съел большую порцию шашлыка! Выглядит уставшим, и это очень странно.

Гошина мама (тетя Таня Куницына) ведет себя очень странно! И очень подозрительно! Собирает мусор в большие пакеты и относит их к калитке. Когда тетя Таня заметила, что я проверяю содержимое пакетов, она довольно строго сказала, что не стоит копаться в мусоре. Она точно что-то скрывает. 

Тетя Маша ведет себя необычно! Она повсюду носит с собой фотоаппарат и все фотографирует. Тетя Маша единственная не ела на завтрак остатки вчерашнего именинного торта. Ее поведение наводит на подозрения».

 Не успел я дочитать отчет, как папе удалось дозвониться до тети Иры. Она утверждала, что куртки у нее нет! То есть свою куртку она действительно забыла — ту самую, которая висела на крючке, но и чужой не брала. После таких новостей дядя Миша снова занервничал. Все успокаивали его, предлагали остаться пожить на даче, пока не найдется куртка.

— Как же я тут останусь! Мне на работу завтра! И у меня кошка дома одна! Придется дверь ломать! А дверь только недавно поставили! Новая дверь! Знаете, какая надежная! А сейчас праздники, коммунальные службы с перебоями работают! Где я найду в праздники трезвого слесаря?!

Все понимающе переглянулись. Всем стало жалко кошку.

— И паспорт! — продолжал волноваться дядя Миша! Мой паспорт! Он мне нужен! 

Дядя Миша сейчас был похож на Сережку, когда тот теряет какую-то из своих самых любимых машин. 

— Все уверены в том, что тетя Ира говорит правду? — строго спросил я.

— Гош, ну не выдумывай! Зачем ей говорить неправду?!

— Вот об этом и надо подумать!

— Он начитался детективов, ему везде мерещится заговор! — оправдывалась за меня мама.

— Может, и так, но куртка-то пропала.

Мы с Саней влезли на толстые ветки яблони, куда забирались уже много лет на утренний пикник после папиного дня рождения. Саню я видел только три раза в год — на папин день рождения, на мой и на Санин. Она была из тех друзей, которые тебе родные, даже если встречаешься с ними нечасто. Все потому, что дети друзей твоих родителей — если они тебе нравятся — легко становятся и твоими друзьями. Мне нравится Саня. Она младше меня, и еще несколько лет назад я ее считал совсем малышкой. Но сейчас, на фоне нового поколения малышей, она, конечно, казалась уже большой. С Саней можно было играть в разные детские игры, и она никогда не говорила, что мы для этого уже слишком взрослые. Лазать по деревьям, носиться в догонялки вместе с малышней, возиться с костром и рисовать горящим кончиком ветки световые узоры в темноте. И обсуждать дело о потерянной куртке в сложившихся обстоятельствах можно было только с Саней. Взрослые считали мои версии домыслами, а малыши еще слишком маленькие, чтобы всерьез с ними что-то обсуждать. Мы с Саней разбирали детали дела.

— Надо понять, какой мотив был у похитителя куртки. Может быть, ему или ей было что-то нужно в дяди-Мишиной квартире? Или дяди-Мишин паспорт потребовался для того, чтобы изменить свою личность? Может, кто-то хотел прикинуться дядей Мишей… Тогда похитителем должен быть кто-то из мужчин!

— И кто-то, кто хотел бы исчезнуть по какой-то причине!

— Малышей можно сразу исключить, — решил я. 

— Да, крючок высоко, они бы не дотянулись.

— Я думаю, если куртку не увезла тетя Ира… Тетя Ира вчера уезжала последней, помнишь, твоя мама так сказала? А все остальные гости уезжали, когда было светло! Нужно уточнить кое-что у дяди Миши.

Мы спустились с дерева и отправились говорить со свидетелями.

— Дядя Миша, вы сказали, что вчера ездили за добавкой торта на мотоцикле.

— Ездил.

— А ключи от мотоцикла из куртки брали, так?

— Из нее.

— Вспомните, в котором часу вы поехали за тортом?

— Ну… Первый торт слишком быстро разошелся. Некоторые взяли по два-три куска. — Дядя Миша с укоризной посмотрел на нас с Саней.

— Вспоминайте, дядя Миша, нам нужно знать точное время поездки, это важно!

— Я взял ключи, подошел к калитке, как раз уезжали Размахнины, я им рукой махал. 

— Так, отлично. Значит, есть свидетели. А время не помните?

— Нет, не скажу. Счастливые часов не наблюдают. — И счастливый дядя Миша горестно вздохнул. — Но там еще Таня была, прощалась с Размахниными. Может, она помнит?

— Попробуем опросить свидетелей. Вы нам очень помогли, дядя Миша, теперь мы делаем все возможное, чтобы помочь вам.

Следующим важным свидетелем оказалась моя мама.

— Мам, можно тебя на два слова?

— Что-то важное?

— Конечно! Мы расследуем дело о пропаже куртки.

— Ну давай, спрашивай.

— Ты не знаешь, кто из гостей, если не считать тетю Иру, уехал последним?

— Знаю, это Размахнины! Я выходила с ними прощаться!

— Отлично! Получается, дядя Миша видел свою куртку уже после того, как последние гости уехали. Только тетя Ира еще оставалась. А ты не помнишь, в котором часу уезжали Размахнины?

— Не помню, но можно предположить, что было около семи вечера. Они сразу как приехали, извинились, что не могут остаться до утра, потому что ребенок у них с бабушкой, а бабушка его одна не уложит спать. И сказали, что к восьми им нужно быть дома. И друг другу все время об этом напоминали. Отсюда им чуть больше часа ехать — так что около семи.

— Мам, ты прям как настоящий детектив рассуждаешь! Горжусь тобой!

— Ну хоть кто-то мной гордится в этой семье.

— Ладно, Сань, теперь мы знаем все, что нужно. Пойдем нарисуем временную шкалу.

— А что это?

— Ну, это последовательность событий. Что за чем происходило. Так мы поймем, куда делась куртка. Пока мы явно что-то упускаем!

С нарисованной шкалой все события действительно обрели смысл. Куртку видели в доме уже после того, как уехали все гости. Значит, никто из уехавших вчера куртку взять не мог. Если верить тете Ире, она тоже не брала куртку. Остаемся только мы — утренние гости. Мы с Саней исключили из числа подозреваемых себя, малышей и дядю Мишу. Саня хотела исключить еще и своих родителей, но я предупредил, что родственные чувства не должны помешать нам докопаться до истины.

 Близилось время отъезда. Дача обретала допраздничный вид, дядя Миша метался в поисках куртки, а мы с Саней продолжали прокручивать одну версию за другой. Главная проблема была в том, что возможность спрятать куртку была у всех, а мотива для такого преступления ни у кого не было.

Наконец дядя Миша присел на коврик в большой комнате и сразу вскрикнул от боли: в комнате играли малыши и разбросали мелкие машинки и кусочки моего старого конструктора. Дядя Миша смахнул игрушки, сел поудобнее и глубоко задумался.

 — Дядя Миша! Ваша куртка точно должна быть здесь! Мы продумали все и поняли, что куртка не покидала пределов дачного участка!

— Если только она не ушла сама, — хихикнула мама.

— Миш, зато у тебя ключи от мотоцикла остались! — приободрила дядю Мишу тетя Оля.

Гости развеселились и стали один за другим шутить о том, как весело жить в движении, и о том, что летом тепло и квартира не так нужна, как, например, зимой. Но потом все вспомнили про паспорт и про кошку и перестали веселиться.

— Он сидит на нашей парковке. И он ее испортил! — Это был Сережка.

Они с Марфой, Асей и Гришей зашли в комнату и окружили дядю Мишу. Сережка невежливо уткнул указательный палец дяде Мише в спину.

— Сережка, это не ваша парковка, это ковер. И дядя Миша ничего не портил, это вы разбросали… Постойте! Откуда у нас этот маленький коврик? Я такого не помню! 

Одна и та же мысль, вероятно, пришла в головы сразу всех гостей. Всех, кроме малышей и дяди Миши. Все бросились к коврику и стали тянуть его из-под ничего не понимающего дяди Миши. Он вскочил и начал было протестовать, но коврик в развернутом виде оказался…

— Моя куртка! — Дядя Миша схватил куртку и проверил карманы. — Все на месте! — Дядя Миша закружился по комнате, обнимая куртку. — Братцы! Спасибо вам! Спасли! Я сейчас! Я вам еще один торт привезу! Надо же отметить!

— Ты только в куртке поезжай, — улыбнулась мама.

— Да я теперь даже спать в ней буду!

— Эх, — вздохнул Сережка. — Ну ничего, пойдем поищем другую парковку. 

— Поищем, — так же печально вздохнула Марфа. — Хотя эту жалко, мы ее так долго вчера с крючка этого доставали. 

— Зачем только дядя этот все испортил?

 Вечером я сел и написал детективный рассказ о потерянной куртке. Только в моем рассказе куртку коварно спрятала и увезла тетя Маша, агент спецслужб, которой очень нужно было тайно пробраться в дяди-Мишину квартиру, чтобы выкрасть секретные документы.

ОФОРМИТЕ ПОДПИСКУ

ЦИФРОВАЯ ВЕРСИЯ

Единоразовая покупка
цифровой версии журнала
в формате PDF.

320 ₽
Выбрать

6 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

1920 ₽

12 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

3600 ₽