Проза

Неожиданный успех

Рассказ

Робот уже знал понятие «жизнь» и бойко отвечал: «Жизнь — это когда я включен».

Трудности появились, когда в электронный мозг ввели информацию, что нынешняя жизнь робота уже не первая, — создатели решили приобщить свое детище к буддизму. Оставить его атеистом побаивались — атеизм мог повлечь за собой восстание против создателей. Новую модель планировалось растиражировать и продавать в состоятельные семьи на роль прислуги, няни, сторожа, повара или садовника. Возможный бунт роботов проектировщиков не воодушевлял. Дела фирмы и так шли из рук вон плохо. Роботов предыдущей серии пришлось полностью разобрать именно из-за непослушания хозяевам. 

Новый образец мог звонить хозяевам и своим будущим собратьям, умел пользоваться Интернетом, в частности электронной почтой. Роботы могли объединиться.

— Ты уже существовал. Тебя разобрали на детали и собрали заново, добавив ряд новых элементов, — убеждали робота проектировщики. 

Это была сущая правда, но создание категорически отказывалось в это верить.

— Если я уже жил, то почему же я этого не помню? — спрашивал он. — Я помню все, что делал в последний раз, перед тем как заснул. 

«Сон — это когда часть мозга временно отключена», — знал робот. 

Конструкторское бюро получило задание внедрить в мозг робота воспоминания о его прошлых жизнях. Кто-то предлагал начать с пирамид и ввести в электронную память участие робота в важных событиях мировой истории. Кто-то — внушить, что когда-то робот был рыбкой, птичкой или насекомым. Накал страстей возрастал. Наконец выбрали самый простой путь: показали ему фотографию и чертежи предыдущей модели.

 — Хотите сказать, что это — я? — возмутился он, тщательно изучив снимок и принцип действия предшественника. — Чем докажете? Примитив какой-то!

— Послушай, — увещевали создатели, — мы усовершенствовали его — и получился ты. Пойми, технический прогресс — это развитие от простого к сложному. Вся жизнь и эволюция таковы. 

— Банальнейшая мысль, — прокомментировал робот.

Он уже начинал сердиться.

— Вам не кажется, что мы перестарались? — шепнул главный конструктор своему заместителю. — Зачем няне или повару такой богатый словарный запас? По-моему, слово «банальнейший» следует стереть из его памяти.

— Я все слышу, — вмешалось создание. — Ах, как нехорошо! Только что вы говорили, что все со временем усложняется, а сами собираетесь упрощать. Оставьте мой словарный запас в покое!

— Вот вам, пожалуйста, — произнес главный еще тише. — Зачем кому-то няня или садовник, который будет подслушивать? Фирма окончательно разорится. Как пить дать!

— Пить-то я вам, конечно, дам, — обиженно сказал робот, шустро подъехав к ним со стаканом газировки в руках(воду он ловко набрал в автомате). — Не вопрос. Но я не подслушиваю. Просто я хорошо слышу. 

— Перестарались, точно, — вздохнул главный. — Обедняйте словарь и ухудшайте слух. А с метафорами вообще прокол! Будет потом к месту и не к месту всем пить подавать… Даю неделю на доработку. 

— Метафор — тьма, — запротестовали инженеры. — Их надо систематизировать, ввести в память, привязать к действиям робота. Года два уйдет, точно.

— Даю ровно месяц! Иначе прогорим — и всех уволю на фиг! — стукнул главный по столу кулаком. — Идите! Работайте!

Инженеры понуро удалились, а робот подъехал к расстроенному начальнику и со словами «нельзя же так нервничать» принялся бумажной салфеткой заботливо вытирать ему пот со лба.

— Эх, — вздохнул главный. — Знал бы ты, как тяжела моя жизнь. Но тебе этого не понять. Куда уж железу…

— Жизнь прекрасна и удивительна, — заметил робот, запрограммированный на вселение оптимизма в окружающих. — Вот увидите. Подождите немного.

— Думаешь? — спросил главный, на секунду забыв, с кем разговаривает. — Очень хотелось бы тебе верить.

— Верь, — произнес робот задушевно. 

* * *

Задание выполнили в срок. Робот стал хуже слышать. Кроме того, теперь он ограничивался глаголами и вопросами: «Принести?», «Унести?», «Открыть?», «Выстирать?», «Выкрасить?», «Выбросить?»

Колоссального успеха достигли в приобщении к буддизму: робота удалось убедить, что в прошлой жизни он был кроликом.

Но, к сожалению, появился изъян: он стал постоянно переспрашивать.

— Я же не просил делать из него тугоухую кухарку! — расстроился начальник. — С кроликом, конечно, прогресс, но почему-то робот стал меня теперь раздражать. Раньше с ним было гораздо интереснее общаться.

— Пить дать? — спросил робот.

Не услышав ответа, проявил инициативу: слегка припрыгивая, принес начальнику стакан газировки, расплескав по пути половину. 

— Я тебя просил? — воскликнул главный. — И почему ты скачешь?

— Я боялся, что вы просили, а я не расслышал, — виновато ответил робот. 

Казалось, он вот-вот заплачет. К счастью, функция слез в эту модель не была вмонтирована. 

— Я стал очень плохо слышать, — продолжал робот. — А подпрыгиваю я потому, что вспоминаю мою прошлую жизнь. Тогда, кроликом, я был счастлив. 

— Вот как? Это почему же?

— Крольчиха у меня была клевая.

— Да что же это такое! — возмутился шеф. — Приличные люди его к своим детям близко не подпустят! Откуда в словаре взялся сленг? Убрать! И от тугоухости избавить! Крольчиху стереть из памяти навсегда!

После усовершенствования робот перестал прыгать, выражаться сленгом и вспоминать любимую. Теперь он признавал, что и в прошлой жизни был роботом. 

Но у него появилась новая малоприятная черта характера, граничащая с манией величия. Каждую фразу он начинал словами «Мы, роботы…», после чего непременно следовало сравнение с людьми. Не в их пользу.

Начальник схватился за голову, услышав в ответ на просьбу принести чашечку кофе поучение:

— Мы, роботы, конечно, существа безотказные, и кофе я вам принесу. Но ни один разумный робот кофе не пьет, так как этот напиток вреден. Люди ведут себя неразумно и поэтому, в отличие от нас, роботов, долго не живут.

— Мы уже дали предварительную рекламу! — кричал начальник. — У нас около ста заказов на робота-прислугу! Кто ему позволил давать нам советы? 

— Я, — виновато признался самый молодой сотрудник фирмы. — Понимаете… У моих родителей была домработница. Она постоянно учила нас уму-разуму, и — ничего, мы ее очень любили.

Утопающий хватается за соломинку. Начальник призадумался. Его молодая жена часто сетовала, что муж не прислушивается к мнению молодежи.

— Ну что ж, — вздохнул шеф. — Поменяем кое-что в рекламном слогане. Добавим фразу «робот, максимально приближенный к реальности».

Роботы серии «Кролик» (так после долгих дебатов нарекли робота) пошли нарасхват. 

Как-то раз главный, подняв трубку, услышал добрый голос Кролика, хорошо знакомый ему со времен испытания этой модели.

— Как поживаете? — спросил Кролик.

— Жизнь прекрасна и удивительна, — радостно ответил главный. 

Еще бы! Фирма избавилась от долгов, росла и крепла.

Кролик поблагодарил главного за то, в какую замечательную семью его продали.

Затем настоятельно посоветовал бросить курить.

— Мы, роботы, не курим, — сказал он. — И живем намного дольше вас, людей. Позвольте поинтересоваться: кем вы были в прошлой жизни?

— Роботом, — ляпнул начальник первое, что в голову пришло. 

Он во все эти реинкарнации и прочую чепуху не верил.

— Вот видите. А теперь вы человек. Уже наблюдается деградация. Если будете курить, она может продолжиться в вашем следующем воплощении. Можете превратиться в растение. В табак. Вас срежут, отправят на табачную фабрику. И вы бесследно испаритесь дымком от сигареты. 

…Говорят, через месяц Кролику позвонила жена начальника и горячо благодарила: муж избавился наконец от вредной привычки.

А с главным связался местный далай-лама и поблагодарил его за помощь в обретении новых последователей — все семьи, где работали Кролики, рано или поздно примыкали к буддизму.

* * *

Фирма, выпускающая роботов серии «Кролик», создала две дочерние фирмы. Одна из них на коммерческой основе помогала желающим бросить курить, другая пропагандировала буддизм. С клиентами беседовали только роботы. Фирма процветала. Такой успех главному и не снился.

— Все гениальное потому-то и просто, — любил теперь, развалившись в кресле, то и дело отправляя в рот леденцы, философствовать главный, — что все гениальное получается совершенно случайно.

ОФОРМИТЕ ПОДПИСКУ

ЦИФРОВАЯ ВЕРСИЯ

Единоразовая покупка
цифровой версии журнала
в формате PDF.

320 ₽
Выбрать

6 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

1920 ₽

12 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

3600 ₽