Пробовали вы когда-нибудь написать пьесу вместе? Нет, не вдвоем и не втроем, а всемером-ввосьмером-вдесятером, например? Мы попробовали, и вот что получилось у магистрантов семинара драматургии Щуки и студийцев «Коровьего Брода» Бауманского университета. Да, перед вами коллективный труд. Вроде бы каждый рассказал отдельную историю, но все они объединены не только местом действия. Высказывание, которое возникает в общем тексте, — шире каждого из эпизодов. Он и Она — вечная тема. Но любовный конфликт сегодня — как его видят молодые авторы? Вот так…

Елена Исаева, автор идеи

Пьеса

О ф и ц и а н т к а сидит за барной стойкой, уставшая, пьет кофе. Б а р м е н протирает бокалы.

Б а р м е н. После смены — домой? 

О ф и ц и а н т к а. Слушать, как за стенкой опять ругаются соседи, толкаться на кухне вместе со всем этажом в борьбе за конфорку и чайник, давить тараканов и стоять в очереди в душ? Зачем?

Б а р м е н. Ты устала.

О ф и ц и а н т к а. Пары только послезавтра, еще успею выспаться.

Б а р м е н. А я на этой неделе в субботу учусь, но, как видишь, меня это не волнует. 

О ф и ц и а н т к а. Ну, молодец, возьми с полки пирожок. Не волнует его. 

Б а р м е н. Чем больше чаевых, тем больше будет возможностей. Сама знаешь.

О ф и ц и а н т к а. Ну-ну. Накопишь ты, конечно. 

Б а р м е н. Есть какие-то другие варианты?

О ф и ц и а н т к а. Я просто не понимаю. Ты программист, а я госуправленец. Что мы вообще здесь делаем? 

Б а р м е н. Мы же только учимся.

О ф и ц и а н т к а. Ну ладно я, второй курс, мне еще рано управлять. Пока только мной управляют. Но тебе кто мешает?

Мужчина за столиком машет рукой.

Б а р м е н. Посетители мешают.

История первая. Любовник (Марина Пескова)

За столиком сидит В а л я, ей 25 лет. Она заметно нервничает, то и дело теребит салфетку на столе и поглядывает в сторону входа в кафе. Заходит А н д р е й, ему 35 лет, выглядит он слегка уставшим, волосы взъерошены, на лице — трехдневная небритость. Он разговаривает по телефону. В течение всей сценки он периодически будет отвлекаться на телефон. А н д р е й обводит взглядом кафе, В а л я машет ему рукой. Он, замечая, машет в ответ и подходит к столику. Усаживается напротив. 

А н д р е й (разговаривает по телефону). Конечно, Вадим Петрович. Завтра же товар будет у вас. Мои орлы все сделают в лучшем виде… Я разберусь, кто вам нахамил. Будет наказан, не сомневайтесь. До связи.

Отключает телефон. Смотрит на Валю. Она молча смотрит на него.

А н д р е й. Ну что ты так смотришь на меня. Я еле вырвался к тебе. У малого зубы режутся, уже три ночи подряд по паре часов поспать удается. Клиенты разрывают на части. Серега вон нарвался на блатного, придется скидку на товар предоставить, чтобы по стенке не размазал.

В а л я (тихо). Я все понимаю.

А н д р е й (качает головой). Ты все понимаешь…

Замечает, что на столе стоит чашка кофе и десерт. Андрей улыбается Вале. 

А н д р е й (интонации становятся нежнее). Ой, Валя, двойной эспрессо и чизкейк! 

В а л я (также тихо). Ну да.

А н д р е й. Прости, я последнее время мало внимания тебе уделяю.

В а л я (согласно кивает). Ничего страшного.

Андрей делает глоток кофе и зажмуривается от удовольствия. 

А н д р е й. Кайф! В меня вливается жизнь.

В а л я (оживляясь). Я недавно нарыла интересное кафе — «Кофейный алкоголик» называется. Не слышал?

Андрей отрицательно мотает головой.

В а л я. Там очень мило. Приватные кабинетики, вместо обычных стульев — мешки-пуфы, знаешь, такие…

А н д р е й (перебивает). Конечно, знаю, старшому такие покупал.

В а л я. Ну вот, и там кофе подают, такого нигде не пробовала. Даже из кедровых орешков есть. Давай как-нибудь сходим туда?!

А н д р е й (нежно улыбается). Почему бы и нет? Сходим.

В а л я (воодушевленно). В следующий четверг сможешь? Я закажу столик, туда так просто не попадешь, надо заказывать заранее.

А н д р е й. Валь, не гони коней. В ближайшее время не смогу. 

Улыбка сходит с лица Вали.

В а л я (грустно). Понятно.

А н д р е й. Ну что тебе понятно?

У него снова звонит телефон.

А н д р е й (в трубку). Алло… Да… Конечно, можно… Памперсы уже купил, в багажнике лежат. И это тоже купил. Не забудь напомнить, чтобы забрал… Давай об этом вечером, у меня сейчас совещание… Что значит — опять? Слушай, не начинай. Пока.

Андрей отключает телефон. Валя нервно теребит салфетку.

А н д р е й. Сама видишь, какой дурдом.

В а л я. Вижу.

А н д р е й (берет ее руку в свою). Понимаю, что в последнее время веду себя как последняя скотина по отношению к тебе. 

В а л я. Андрей, все нормально. Много дел, я правда понимаю.

А н д р е й. Расскажи, что у тебя нового на работе?

В а л я. К нам новый начальник рекламного отдела пришел.

А н д р е й (игриво). Молодой и симпатичный?

В а л я (смущенно). Ну да…

А н д р е й. Валя?

Звонок телефона.

А н д р е й. Да чтоб тебя. (Отвечает.) Алло… Что? Какой на хрен телевизор? (Отключает.) Задолбали навязывать свой ненавязчивый сервис. Так что новый начальник?

В а л я. Да ничего особенного. Забудь.

А н д р е й. Кстати, у меня через месяц командировка намечается в Смоленск. С десятого по пятнадцатое.

В а л я. У меня сейчас проект очень важный. Возможно повышение. 

А н д р е й. Наверное, новый рекламщик помогать будет?

В а л я. Как ты догадался? Проект совместный. Его идея была.

А н д р е й (через паузу). Ты точно мне ничего рассказать не хочешь?

В а л я. Что ты имеешь ввиду?

А н д р е й. Я не знаю.

В а л я. Ну… У нас корпоратив на работе был. Я сначала идти-то не хотела, а потом подумала, что не хочу дома в одиночестве сидеть. И пошла…

А н д р е й. И?

В а л я. Выпила лишнего.

А н д р е й. И? Продолжай смелее.

В а л я. Мы танцевали, смеялись… Хорошо так и свободно себя чувствовали вместе…

Звонит телефон.

А н д р е й (грубо). Алло! Серег, иди на хер. 

Отключает телефон.

В а л я. Костик поцеловал меня.

А н д р е й. Костик, значит.

В а л я. Ну, новенький.

А н д р е й. Что дальше?

В а л я (смущенно). Ничего.

А н д р е й. Зачем мне тогда об этом знать?

В а л я. Так ты сам спросил.

А н д р е й. Да ты вела себя так, что попробуй не спроси.

В а л я. Я боялась, что будешь злиться.

А н д р е й. Ничего приятного в этом, конечно, нет.

Андрей доедает чизкейк.

А н д р е й. А ты чизкейк делаешь вкуснее. Этот слишком сладкий. 

В а л я. Давно уже не готовила.

А н д р е й. Почему?

В а л я (пожимает плечами). Для себя не хочется, а тебя нет. 

А н д р е й (с игривыми нотками в голосе). У тебя на кухне на столе я бы помог приготовить сногсшибательный чизкейк.

В а л я (рассмеявшись). В прошлый раз после твоей помощи я полдня кухню оттирала.

А н д р е й (понизив голос). Валь, я соскучился. Может, помиримся в туалете?

В а л я (неуверенно). Не знаю… Сегодня неудобно…

А н д р е й. Всегда было удобно, что сейчас случилось?

В а л я. Месячные у меня.

А н д р е й (подозрительно). Это единственная причина?

В а л я. Андрей…

А н д р е й. Ну?

В а л я. Костик замуж зовет…

А н д р е й. Вот так сразу?

В а л я. Не совсем сразу…

А н д р е й. И ты согласилась?

В а л я. Я думаю…

А н д р е й (раздраженно). Думаешь? А знаешь, что я думаю?

В а л я. Нет…

А н д р е й. Соглашайся, Валь.

В а л я. Андрей, зачем ты так?

А н д р е й. Как так?

Звонит телефон. Андрей смотрит на экран.

А н д р е й. Побегу я, пока ты думаешь. Алло?

Он уходит, разговаривая по телефону. Валя плачет. Долго копается в сумочке. Достает телефон, звонит.

В а л я. Алло? Костя? Да, это я… Нет, сегодня занята. Кость, я звоню сказать, что подумала… Прости, но мой ответ — нет. Прости…

Кладет трубку. Плачет.

Б а р м е н (официантке). Ты вообще понятия не имеешь, как сейчас сложно пробиться. Тем более с этими дурацкими коворкингами, когда платишь непонятно за что, сидишь, как придурок, целый день с ноутом, и делаешь вид, что вы суперкоманда. 

О ф и ц и а н т к а. Зачем коворкинг? Сиди дома и программируй на здоровье, у тебя хотя бы он есть. На кухне с чайком и печенькой создавай приложения какие-нибудь, ты же любишь играть, так придумай свою игру, продай и заработай с этого. Что тут такого сложного?

Б а р м е н. Кому моя игра на хрен сдалась? Нужен заказчик, в пустоту делать нет смысла.

О ф и ц и а н т к а. Так найди!

Б а р м е н. Как? Все по блату…

О ф и ц и а н т к а. Фриланс, нытик.

История вторая. Бред сивой кобылы (Елизавета Мартынова)

За столиком сидят П а р е н ь  и Д е в у ш к а — лет двадцати двух.

П а р е н ь. Знаешь, я бы хотел…

Д е в у ш к а. Я тоже…

П а р е н ь. Мы с тобой уже давно вместе…

Д е в у ш к а. Да, слишком…

П а р е н ь. Наши отношения…

Д е в у ш к а. Как кратер вулкана.

П а р е н ь. В смысле — страстные?

Д е в у ш к а. И гневные.

П а р е н ь. Да, всякое бывает.

Д е в у ш к а. Частенько…

П а р е н ь. Мы друг друга не понимаем…

Д е в у ш к а. …И не слышим.

П а р е н ь. Но все же, если кто-то из нас…

Д е в у ш к а. Что вполне вероятно…

П а р е н ь. Будет далеко…

Д е в у ш к а. Насколько это возможно…

П а р е н ь. То второй поддержит…

Д е в у ш к а. Эту идею.

П а р е н ь. Что?

Д е в у ш к а. О, ничего, продолжай. Что ты хотел сказать?

П а р е н ь. Нет, давай сначала ты.

Д е в у ш к а. Давай вместе.

П а р е н ь. Ну, хорошо. В общем, я…

Д е в у ш к а. Я должна сказать, что…

П а р е н ь. Я хочу жениться на тебе.

Д е в у ш к а (одновременно с ним). Я хочу расстаться с тобой.

Пауза.

П а р е н ь. Что?

Д е в у ш к а. Что?.. Но ты же…

П а р е н ь. Не показывал намерений. А ты даже не…

Д е в у ш к а. Не подавала виду, что что-то не так. Но как же Маша?

П а р е н ь. Давно в прошлом. А Миша?

Д е в у ш к а. Сделал мне предложение и ждет ответа.

Пауза.

П а р е н ь. Как ты могла? Я так…

Д е в у ш к а. Ты долго тянул, что терпение лопнуло. Ведь ты постоянно…

П а р е н ь. Был занят на работе, чтобы обеспечить наше будущее.

Д е в у ш к а. И никогда не обращал внимания на то…

П а р е н ь. Что ты занята другим!

Д е в у ш к а. Этого бы не случилось, если…

П а р е н ь. Я был бы умнее.

Д е в у ш к а. Внимательнее. 

П а р е н ь. Замечал, что…

Д е в у ш к а. Я скучаю без тебя.

П а р е н ь. Что ты могла быть такой…

Д е в у ш к а. Чуткой и нежной. А ты всегда думал только…

П а р е н ь. О будущем с тобой.

Д е в у ш к а. Ты никогда не ценил…

П а р е н ь. Свое свободное время и бежал при первой возможности к тебе.

Д е в у ш к а. Да ты никогда не любил…

П а р е н ь. Себя.

Д е в у ш к а. То есть на меня тебе…

П а р е н ь. Слишком долгое время было не все равно.

Д е в у ш к а. Знаешь что? Я не заслуживаю такого…

П а р е н ь. Хорошего отношения.

Молчание.

П а р е н ь. Но может все-таки…

Д е в у ш к а. Что-то…

П а р е н ь. Можно…

Д е в у ш к а. Исправить…

П а р е н ь. Если мы…

Д е в у ш к а. Начнем сначала…

П а р е н ь. Разойдемся.

Д е в у ш к а. Что? Да иди ты.

Начинает собираться.

П а р е н ь. Постой! А ты и Миша — это…

Д е в у ш к а. Сам как думаешь? (Останавливается.) А ты и впрямь…

П а р е н ь. Всегда хотел как лучше.

Пауза.

Д е в у ш к а. Ты, пожалуйста…

П а р е н ь. Прости меня. Давай попробуем…

Д е в у ш к а. Забыть все обиды и…

П а р е н ь. Уделять друг другу…

Д е в у ш к а. Больше внимания.

Садится обратно.

П а р е н ь. Кстати… (Достает кольца.) Это тебе.

Д е в у ш к а (вдруг подглядывает в тетрадку, лежащую перед ней на столе). Какое красивое.

П а р е н ь. Это означает…

Д е в у ш к а. Да!

Молчание.

Д е в у ш к а. Нет, это не пьеса, а бред сивой кобылы. За что нам все это?

П а р е н ь. За деньги, дорогая.

Д е в у ш к а. Это перевод или наша? 

П а р е н ь. Какой нормальный мужчина простил бы ее?

Д е в у ш к а. Что? Да какая нормальная женщина осталась бы с таким мямлей!

П а р е н ь. Ну, знаешь ли… Тебя насильно в проект никто не тащил! Откажись, я Светку позову.

Д е в у ш к а. А! Я так и знала, что все дело в Светке! Ты с ней хочешь репетировать. 

П а р е н ь. Мне все равно, с кем репетировать! Мне четкость нужна и бабки!

Д е в у ш к а. Сказал бы сразу, что хочешь со Светкой!

Поднимается и уходит. Парень с досадой идет за ней.

П а р е н ь. Нет, я знал, что работу с личной жизнью мешать нельзя! Дурак, что согласился!

Д е в у ш к а. Это я полная дура!

 Удаляются, переругиваясь.

Б а р м е н (Официантке). Я — нытик? Сама тут развела: «Не хочу в общагу, там так тухло!» А я что, разорваться должен? Ну уж извини, что мне чаевые не пятитысячными дают.

О ф и ц и а н т к а. Ой, все. Я поняла.

Б а р м е н. Что — все? Что ты поняла?

О ф и ц и а н т к а. Живи в свое удовольствие с родителями, сколько влезет. Никаких забот! Так и будешь вечно в этой дыре. 

Б а р м е н. Не городи чушь. Просто мне нужно время. Вот так вот с ничего…

О ф и ц и а н т к а. Да-да. Есть миллион курсов, если тебе основного образования мало.

Б а р м е н. Они платные.

О ф и ц и а н т к а. Ютуб смотреть пробовал?

Б а р м е н. Я сам разберусь, как мне зарабатывать, понятно? Не нравится — не мои проблемы.

О ф и ц и а н т к а (остолбенев). Не твои проблемы? (Встает, готова заплакать, убегает в подсобное помещение.)

Б а р м е н. Лен, подожди, я не то хотел сказать…

История третья. Барсик (Александр Тюжин)

А н т о н (около 30 лет) и С в е т л а н а (25–27 лет) сидят за столиком. А н т о н с аппетитом ест, запивает пивом, С в е т л а н а пьет фреш, молчит и внимательно смотрит на А н т о н а.

А н т о н. Все нормально?

С в е т л а н а. Нормально?

А н т о н. А что не так?

С в е т л а н а. Барсик.

А н т о н. Что с ним? Опять колики?

С в е т л а н а. Вот именно.

А н т о н. Да что ж такое? Бедный кот.

С в е т л а н а. Вот именно.

А н т о н. Атоксилом поила?

С в е т л а н а. Поила.

А н т о н. В какой пропорции?

С в е т л а н а. Ты издеваешься?

А н т о н. Одна четвертая таблетки на тридцать кубиков воды?

С в е т л а н а. Да, черт возьми!

А н т о н. Ну, что ты ругаешься? Он просто и так с тяжелой судьбой, а тут еще и эти болячки бесконечные.

С в е т л а н а. Вот именно. Бесконечные.

А н т о н. Да что ты заладила как попугай.

С в е т л а н а. Это я заладила?

А н т о н. Ну, не я же. Вот именно, вот именно. Ты, кстати, как себя чувствуешь? Мне кажется, ты побледнела. Живот не болит? Может, поешь все-таки?

С в е т л а н а. Ну надо же, в кои-то веки ты на меня обратил внимание.

А н т о н. Да что не так? Хватит ерничать.

С в е т л а н а. Антон, сегодня какое число?

А н т о н. Двадцатое. А что? 

С в е т л а н а. Ты не догадываешься?

А н т о н. Нет. Подожди… годовщина?

С в е т л а н а. Какая годовщина?

А н т о н. Наша.

С в е т л а н а. Она в июле.

А н т о н. Ну да, четвертого, я помню.

С в е т л а н а. Семнадцатого.

А н т о н. То есть да. Семнадцатого.

С в е т л а н а. Антон.

А н т о н. Что?

С в е т л а н а. Третьего числа ты привез мне Барсика на неделю, даже на пять дней.

А н т о н. Ну да.

С в е т л а н а. А сегодня двадцатое.

А н т о н. Свет, ну ты же видишь сама, я зашиваюсь. Завтра опять в рейс. В Тобольск поедем.

С в е т л а н а. Ты стал много работать.

А н т о н. Это плохо?

С в е т л а н а. Может, ты не по работе ездишь?

А н т о н. А куда? К любовнице?

С в е т л а н а. Я этого не говорила.

А н т о н. Но имела в виду.

С в е т л а н а. Нет. Просто это нехорошо. Сбагрил на меня Барсика.

А н т о н. Я сбагрил? Разве это не ты сказала: давай спасем котика, посмотри, какой он несчастный? 

С в е т л а н а. Я не думала, что он всю дорогу будет болеть. То лишай, то глисты, то колики. Вредный, наверное, весь в хозяина.

А н т о н. У меня он болел значительно реже.

С в е т л а н а. Ну конечно, дело во мне. Только я с ним стала такая нервная. Сплю плохо, а он еще храпит, совсем как ты.

А н т о н. Поэтому мы и спим в разных квартирах. Да?

С в е т л а н а. А еще он царапается.

А н т о н. А это уже как ты.

С в е т л а н а. Не смешно. И еще я не уверена, но, кажется, у меня начинается аллергия на кошачью шерсть. Глаза чешутся и руки…

А н т о н. Не выдумывай. 

С в е т л а н а. Я сказала, что не уверена. И потом, мы стали реже видеться…

А н т о н. А сейчас мы что делаем?

С в е т л а н а. Потому что я тебя сюда вытащила.

А н т о н. Да, и бросила страдающего котика?

С в е т л а н а. Что? Я бросила? Да я вообще ни на шаг от него не отхожу. То температуру ему мерю, то уши промываю, то массаж делаю. Я сама не помню, когда в последний раз на массаж ходила. 

А н т о н. Так сходи, в чем проблема?

С в е т л а н а. Да я как привязанная. На выходных девчонки в караоке позвали — я не пошла, потому что Барсик объелся корма и облевал полквартиры.

А н т о н. А вот не надо его было перекармливать. 

С в е т л а н а. То есть ты сейчас его жалеешь? Мужская солидарность?

А н т о н. При чем тут?.. Просто ты….

С в е т л а н а. Что я? Ну?

А н т о н. Да ничего.

С в е т л а н а. Ну, давай, давай, договаривай. Я даже за котом присмотреть не могу?

А н т о н. Я этого не говорил. 

С в е т л а н а. Но имел в виду.

А н т о н. Да ничего я не имел. Я не знаю, что не так, Света. Все не так. Или все нормально.

С в е т л а н а. Я целый вечер квартиру отмывала. Хоть бы пришел, помог.

А н т о н. Я спросил: мне прийти? Ты послала меня куда подальше.

С в е т л а н а. Правильно, потому что ты в своем гараже торчал.

А н т о н. Я не просто так торчал. Я машину ремонтировал.

С в е т л а н а. Да ты со своей машины пылинки готов сдувать. Дороже всего на свете тебе. Носишься с ней…

А н т о н. Я вообще-то благодаря ей деньги зарабатываю.

С в е т л а н а. А может, ты не в гараже был?

А н т о н. А где?

С в е т л а н а. В Караганде… 

А н т о н. У любовницы, что ли?

С в е т л а н а. Если бы у любовницы, Тоша, если бы… Я, может, даже зауважала бы тебя. А ты ж наверняка пиво свое посасывал где-нибудь в баре или на стадионе.

А н т о н. Чего? Да ты сама вечно пропадаешь где-то. То на выставке, то в музеях, то с подружками в караоке, то на фитнесах своих.

С в е т л а н а. Да я, между прочим, ради тебя же стараюсь. Фигуру поддерживаю, интеллектуально развиваюсь.

А н т о н. А мне, может, и не нужны музеи эти!

С в е т л а н а. Вот именно. Тебе ни черта не нужно, кроме машины своей, гаража и пивасика. Подожди, а может, ты специально?

А н т о н. Что специально?

С в е т л а н а. Кота своего притащил. 

А н т о н. В смысле?

С в е т л а н а. Чтобы я с ним дома сидела.

А н т о н. Нет, конечно. У тебе паранойя. 

С в е т л а н а. А, ну да, у меня паранойя, зато ты живешь в свое удовольствие. Пузо отрастил, как у Барсика своего, еще больше. 

А н т о н. Ах, ну извините, что мы на фитнес с Барсиком не ходим. 

С в е т л а н а. При чем тут Барсик? Ты простой, как три копейки. 

А н т о н. И что?

С в е т л а н а. Даже имя нормальное коту придумать не мог. Барсик… Банальщина.

А н т о н. Зато ты чересчур сложная. В вечном поиске, сама себя понять не можешь. Хочу на такие курсы, нет, на другие. Буду блогером, нет, дизайнером, нет, флористом, нет, кинокритиком.

С в е т л а н а. Тебе жалко?

А н т о н. А кто за твои курсы платит?

С в е т л а н а. Мелочная скотина, вот ты кто! Алкаш, гопник, зануда!

А н т о н. Истеричка!

С в е т л а н а. Ненормальный!

А н т о н. Сама ты долбанутая. Тебе не то что кота, тебе куклу доверить нельзя. Ты и ее угробишь, или потеряешь, или еще чего!

С в е т л а н а. Это я угроблю?

А н т о н. Ты!

С в е т л а н а. Я угроблю?

А н т о н. Да ты, ты!

С в е т л а н а. Ах ты! Свинья. (Вскакивает, набрасывается на Антона.)

Антон ловит Светлану, та визжит, кусается, царапается. Антон прижимает ее к себе, целует. Светлана сопротивляется, но постепенно успокаивается, принимается активно целовать Антона в ответ. Наконец оба отлепляются друг от друга, не могут отдышаться.

А н т о н. Нормально. Такой ты мне больше нравишься.

С в е т л а н а. Ты мне тоже.

А н т о н. Ну что, к тебе? (Улыбается.)

У Светланы звонит телефон, она отвечает на звонок.

С в е т л а н а. Да… Что? Твою мать! Уже лечу, спасибо.

А н т о н. Что случилось?

С в е т л а н а. Потоп. Соседи снизу — говорят, вы нас топите. (Вздыхает.) Новый ремонт…. Только этого не хватало.

А н т о н. А Барсик?

С в е т л а н а. Что ты на меня смотришь? Плавает, наверное. Или в водолаза играет. Хоть сам помоется.

А н т о н. Светка, ну ты даешь…

С в е т л а н а. Да что я-то? Может, трубы прорвало. Я вроде все краны закрыла.

А н т о н. Вроде? Ну вот, и какие тут дети? Тоже так плавать будут?

С в е т л а н а. Какие дети?

А н т о н. Наши. Будущие.

С в е т л а н а. А ты, что ли, детей хочешь?

А н т о н. А ты нет?

С в е т л а н а. Со мной?

А н т о н. С тобой, конечно. Не с Барсиком же.

С в е т л а н а. Хочу (страстно целует Антона).

Антон (прервав поцелуй). Стоп-стоп-стоп. А потоп? 

С в е т л а н а. Точно. Поехали.

Светлана хватает Антона за руку, и они убегают.

Бармен и Официантка выходят из подсобки.

О ф и ц и а н т к а. Ой! Миш!

Б а р м е н. Не понял, молодые люди. Э! А счет? Вы куда? Остановитесь? А счет? Да что ж такое…

Бежит за ними, через минуту возвращается.

О ф и ц и а н т к а. Догнал?

Б а р м е н. Да. (Показывает деньги.) Чуть не влетели мы с тобой! Они забыли… Светятся, как две лампочки. Любовь, блин.

О ф и ц и а н т к а. Завидуешь?

Б а р м е н. Чему?

О ф и ц и а н т к а. Что забываться не умеешь.

Б а р м е н. Ты намекаешь, что мы давно не оставались тут после работы? Но ты же сама…

Официантку зовут к столику. Она уходит.

История четвертая. Планы на пятницу (Иван Шипнигов)

Кафе. П а р е н ь  и Д е в у ш к а сидят за столиком. У каждого — кофе и штрудель. О н читает ей со своего телефона. 

О н. Ну вот, смотри — я же тебе писал в четверг на той неделе, в шесть вечера: «Какие планы на вечер пятницы?»

О н а. В четверг — это слишком поздно.

О н. Почему поздно?

О н а. Ну, ты бы еще спросил, какие у меня планы на вечер пятницы вечером в пятницу.

О н. Это было бы спонтанно.

О н а. Это было бы дебильно.

О н. То есть… ты не ответила, потому что мой вопрос был «дебильный»?

О н а. Ну да… Извини! Нет, это был бы нормальный вопрос, если бы ты задал его, например, в понедельник. Или хотя бы во вторник.

О н. Утром?

О н а. Да и вечером было бы нормально.

О н. И ты бы тогда ответила, что планы — провести вечер со мной?

О н а. Какой вечер?

О н. Пятницы.

О н а. Какой пятницы?

О н. Той.

О н а. Подожди… Для меня это слишком быстро. 

О н. Повторить помедленнее?

О н а. Да нет… Мне нужно было узнать тебя получше… немного привыкнуть к тебе…

О н. Но сейчас же ты пришла?

О н а. Ну да… Немного привыкла. И пришла.

О н. Но мы же с тех пор и не общались. До вчерашнего вечера.

О н а. Я и привыкла. Пока мы не общались. Представляла наше первое свидание… выбирала, что надеть… пойми, девушке для этого нужно время. Поэтому я и не ответила.

О н. И поэтому ты сейчас в кроссах, джинсах и толстовке? Долго выбирала?

О н а. Да… Обычно я предпочитаю женственный кэжуал. Сама для себя я ношу юбки, платья, босоножки. А для тебя решила одеться как-то иначе. Удивить тебя.

О н. Я польщен… Но почему ты не отвечала потом? Я писал тебе всю неделю.

О н а. Я удаляла твои сообщения, не читая.

О н. Почему???

О н а. Мне было обидно, что ты мне не написал.

О н. Но я же писал!!!

О н а. Не написал сразу после того, как я не ответила в четверг про вечер пятницы. Не спросил, например, какие у меня планы на вечер воскресенья.

О н. А это не было бы «дебильно»?

О н а. Нет, это было бы нормально. Я ждала… ждала и писала тебе…

О н. Писала?!

О н а. Конечно. Много писала. Но не отправляла. Сохраняла в черновиках.

О н. Зачем?!

О н а. Чтобы потом, когда у нас ничего не получилось бы, перечитывать серыми холодными ноябрьскими вечерами… надеть шерстяные гетры… сварить какао… закутаться в плед и перечитывать… и грустить.

О н. Я уже ничего не понимаю…

О н а. Но мы встретились. И это главное. Расскажи, что ты мне писал потом? Так интересно!

О н. То, что ты удаляла, не читая?

О н а. Да!

О н. О-окей… В пятницу, тоже в шесть часов, после работы… Я написал: «Ты молчишь и, видимо, не хочешь больше общаться. Но я не могу перестать думать о тебе».

О н а. Прекрасно.

О н. Потом… «Давай забухаем? Вискаря почти полная канистра…» Так, это не тебе, извини. Соседние чаты, на «д» — Данила…

О н а. Чудесно.

О н. Так… Потом, в ту же пятницу, я еще тебе писал… Нет, это неинтересно.

О н а. Интересно!

О н. Ну, мы же с Данилой забухали… вот это правда было дебильно…

О н а. Нормально!

О н. «Перестал думать о тебе».

О н а. Хорошо.

О н. «Но не могу тебя забыть».

О н а. Прекрасно.

О н. «Смог тебя забыть».

О н а. Интересно. 

О н. Все, правда, дальше там жесть. Значит, в субботу, после обеда… «Прости за вчерашнее, перебрали немного с другом. Больше такого не повторится». 

О н а. Нормально. В воскресенье?

О н. А почему я один? Прочитай мне тоже, что ты писала. 

О н а. Я же не отправляла.

О н. Ну, вот сейчас как бы и отправляй. 

О н а. Я не буду.

О н. Я тоже тогда не буду.

О н а. Ок.

О н. Ок.

Молчат.

О н а. Хорошо. Вчера…

О н. Нет, с того четверга.

О н а. Знаешь, наверное, мне пора.

О н. Хорошо, мне тоже. Молодой человек, можно нам счет?

Снова сидят молча в ожидании официантки, смотрят в столик. Вертят в руках телефоны. Неожиданно и одновременно выхватывают телефоны друг друга, пытаются вернуть свой и не отдать чужой. Подходит Официантка.

О н. Извините, нам не нужно счет… мы еще?..

О н а. Посидим, да.

О н. Итак, на чем мы остановились? Пятница, где у нас пятница…

О н а. Отдай телефон.

О н. Не отдам. Пятница…

Она встает, пытается отобрать телефон, он не отдает. Снова подходит официант.

О н. У нас все в порядке! Мы с моей девушкой немножко играем.

О н а. С каких это пор я «твоя девушка»?!

О н. А вот с той пятницы, кажется… «Я бы очень хотела провести вечер пятницы с тобой, но мой Гуф болеет, я должна быть с ним». В смысле — «твой Гуф»? Он же умер.

О н а. Ха-ха-ха, какой свежий прикол. Гуф — это мой кот.

О н. И как он?

О н а. Слава богу, не умер.

О н. Почему ты назвала кота Гуф? 

О н а. Ты реально сейчас хочешь об этом поговорить? Отдай телефон.

О н. Сейчас прочитаю все и отдам. Суббота: «Гуфу лучше, спасибо, что спросил. Надеюсь, и ты жив после вчерашнего». Как трогательно!

О н а. Да, а что у нас в воскресенье?

О н. Да, а что у нас в воскресенье?

Начинают по очереди издевательским тоном зачитывать сообщения друг друга.

О н а. Воскресенье… «Я написал твое имя на сигарете, чтобы выкурить ее и забыть тебя, но понял, что дышу тобой». Ты, я смотрю, просто специалист по баянам!

О н. А ты специалист… ка, так ведь теперь надо говорить? Специалистка по ванили. «Смотрю, как одна тучка убегает от другой на сером холодном ноябрьском небе, и кажется, что это мы с тобой убегаем от счастья. Зачем?..» У тебя в инсте, наверное, одни гетры, какао, плед? Кстати, представил, что если на тебе правда одни гетры…

О н а. Ха-ха-ха, «вашей маме зять не нужен?». Зато ты, походу, еще и алкаш. Потому что понедельник… «Мне хорошо оттого, что я думаю о тебе…» — это вы в субботу с Данилой, наверное, продолжили; «…но плохо от осознания, что ты не думаешь обо мне». И в воскресенье, значит, еще добавили. И вот в понедельник плохо. Алкаш! Отдай телефон!

О н. Угу… Понедельник: «Грела для Гуфа молоко и представляла, что делаю это для тебя». Я снова польщен!.. Второй раз за вечер я просто офигеть как польщен!!!

О н а. Вто-о-орник… «Почему, если не хочешь общаться, просто не сказать об этом?»

О н. Вторник! «Зачем было сначала писать, а потом пропадать?»

О н а. Среда-а-а-а… «У нас с Данилой все хорошо. Вискаря еще полканистры. Забыл, как тебя зовут». Ну, я же говорю — алкаш.

О н. Среда! «У нас с Гуфом все хорошо, делаю ему компрессы. Спасибо, что поинтересовался». Мне кажется, реальный Гуф с тобой бы уже реально умер.

О н а. Читай четверг.

О н. Зачем читать четверг?

Молча и напряженно смотрят друг другу в глаза.

О н а. Телефон отдай.

О н. Давай…

Она: …Вместе.

Медленно встают из-за столика, делают шаг друг к другу, протягивают телефоны, сближаясь лицами. Взявшись каждый за свой телефон, но не отпуская чужой, начинают целоваться.

О н (прерывая поцелуй). Так какие планы на вечер пятницы?

О н а (продолжая поцелуй, не отвечает Сергею).

Бармен усаживает Официантку возле стойки.

Б а р м е н. Подожди, посиди, пока никто не дергает, давай я тебе кофе сделаю! Карамельный латте, твой любимый.

О ф и ц и а н т к а. От сладкого толстеют.

Б а р м е н. Я могу на соевом сделать. Пожалуйста, присядь. 

Официантка со вздохом опускается в кресло. Бармен протягивает ей кофе.

Б а р м е н. Прости. Я тебя услышал. Постараюсь что-то найти. Я сейчас работаю над портфолио. 

О ф и ц и а н т к а. Не знаю, над чем ты там работаешь. Мы видимся только здесь.

Б а р м е н. Учеба, домашка, смены не всегда совпадают. Это же не от меня зависит.

О ф и ц и а н т к а. Я после пар тебя всегда жду. А ты вечно со своими одногруппниками тусуешься без меня.

Б а р м е н. Ты все равно там никого не знаешь. Сама говорила, что в чужой компании тебе некомфортно.

Официантка хочет ответить, но ее зовут к столику.

История пятая. Сервис (Дмитрий Ретих)

О н  и О н а сидят за столиком.

О н а. Уже десять минут ждем.

О н. Семь.

О н а. Ты сказал, тут нормальный сервис.

О н. Нормальный сервис.

О н а. Десять минут ждем.

О н. Восемь. 

О н а. Через две минуты я уйду.

Он пытается встать.

О н а. Ты куда?

О н. Пойду потороплю.

О н а. Сиди. Пусть сами торопятся.

Он (садится). Ну, тогда ты тоже потерпи.

О н а. Нет, я сказала, через две минуты я уйду. Сами виноваты.

О н. Может, лучше я потороплю.

О н а. Это их работа, а не твоя. 

О н. Просто я не хочу уходить.

О н а. Оставайся, я не заставляю.

О н. Но мы же хотели вместе посидеть.

О н а. В другой раз посидим.

О н. Ладно.

О н а. И в другом месте.

О н. Сама выберешь.

О н а. Минуту еще жду.

О н. Если ты уйдешь, я тоже уйду.

О н а. Оставайся. Тебя же все устраивает.

О н. А что я тут один буду делать? Мы же вдвоем хотели посидеть.

О н а. Ну, посидишь один. 

О н. Да не хочу я один.

О н а. Ну, видишь — не получается посидеть.

О н. Потерпи немного, и все будет. Тоже, знаешь ли, некрасиво — сделать заказ и уйти.

О н а. Ты же остаешься?

О н. Не останусь я один. Что я тут буду один сидеть?

О н а. Десять минут прошло уже. Еще минуту жду… Видишь, я даю им шанс исправиться. 

О н. Зачем так строго? Что они тебе сделали?

О н а. Просто ты сказал, что тут нормальный сервис.

О н. Нормальный сервис.

О н а. Но тут не нормальный сервис. 

О н. Обычный сервис. Везде так.

О н а. Ну, посмотри получше…

О н. Что?

О н а. Посмотри вокруг.

О н. Ну что?.. Как и везде.

О н а. Чувствуешь запах?

О н. Какой?

О н а. Посмотри, какая безвкусица.

О н. А что? Цвета не сочетаются или что? Объясни.

О н а. Ты просто начинаешь защищать.

О н. Что защищать? Место? Да это обычное место. Мы же не жить тут собрались.

О н а. И что — сидеть мучиться?

О н. Зачем сразу мучиться? Спокойно сидеть.

О н а. А я не хочу спокойно сидеть. Я не могу спокойно сидеть, если мне не нравится.

О н. Можем пойти в другое место.

О н а. Надо было сразу в другое место.

О н. Откуда мне знать, что ты тут не захочешь?

О н а. Можно было разные варианты рассмотреть.

О н. Полчаса посидеть — какая разница где?

О н а. Тебе без разницы, а мне есть разница. Тут ужасный сервис.

О н. Обычный сервис. Это просто кафе. 

Она (встает). Ладно, я пошла.

О н. Ты серьезно?

О н а. Конечно, я же сказала.

Он (встает). Я тоже.

О н а. Сиди, тебе же все нравится.

О н. Я не сказал, что мне нравится. Не лучше, не хуже. Терпимо.

О н а. «Терпимо»? Вот терпимо — это уже никуда не годится. Терпимо — это хуже некуда.

О н. Ну, я не в том смысле, что сидеть и терпеть. Я в том смысле, что ничего страшного.

О н а. Если тебе «ничего страшного», то оставайся. 

О н. Я думал, вместе посидим. Может, тогда завтра посидим?

О н а. Только не здесь.

О н. Понятно, что не здесь. 

Она (садится). Может, проблема в том, что тебе все равно, где сидеть?

Он (садится). Ну, в каком-то смысле мне все равно, где сидеть, но если тебе не все равно, давай сидеть там, где тебе нравится. 

О н а. А почему я должна принимать решение? 

О н. Потому, что тебе тут не нравится. Ты хочешь сидеть в другом месте. 

О н а. Но тебе же тут нравится.

О н. Я не говорил, что мне тут нравится. 

О н а. Почему ты не можешь принять решение?

О н. Я принял решение. В следующий раз мы пойдем в другое место. 

О н а. Ты просто повторяешь то, что я тебе говорю.

О н. Тебе это не нравится?

О н а. Нет, конечно. 

О н. Ладно, тогда я останусь, а ты можешь идти.

О н а. А почему это ты принимаешь за меня решение?

О н. Ладно, я остаюсь, а ты поступай как хочешь. 

О н а. И тебе все равно? Если я уйду, тебе будет все равно?

О н. Нет, мне не будет все равно. Я буду расстроен. 

О н а. Что-то не верится. 

О н. Твое право, можешь не верить.

О н а. Ты почему грубишь?

О н. Я грублю?

О н а. Ты почему нахмурился?

О н. Да потому что! (Пауза.) Пятнадцать минут.

О н а. Я же говорила, про нас забыли. Ужасный сервис.

О н. Не то слово, отвратительный. (Встает.) Пойдем.

О н а. Не-а, я им сейчас все выскажу.

О н (бросает на стол деньги). Да не надо, пойдем. 

О н а. Сядь. Мы тут с тобой чуть не разругались по их вине, пусть огребают.

О н. Только без мата, прошу тебя…

О н а. Это как пойдет. Поддержишь меня?

О н (садится). Да, конечно. 

О н а. Мы тут чуть не разругались из-за этого ужасного сервиса. Понимаешь?

О н. Да, отвратительный сервис. 

О н а. Я тут даже готова три часа просидеть, пока не подойдут. Буду сидеть весь день, если понадобится. Ты со мной?

О н. Конечно, я не спешу.

О н а. Мне так нравится, когда мы с тобой на одной волне. 

О н. Мне тоже… Так, официантка идет… Спокойно сидим, делаем вид, что беседуем…

О н а. Сейчас я ее разнесу в щепки… 

Официантка подходит, ставит перед ними заказ.

О ф и ц и а н т к а. Приношу извинения. Много заказов. В качестве компенсации за ожидание — два пирожных. Позволите?

Она ставит перед ними дополнительные пирожные. Они молчат, переглядываются. 

 Официантка улыбается им и уходит.

История шестая. Переезд (Наталья Рубцова)

О н а (лет 35–40) сидит с кафе, перед ней разложены бумаги. О н (лет 35–40) появляется с объемной папкой для бумаг.

О н а. Я все собрала. Осталось сделать копию паспорта. Дома как назло картридж накрылся — но, надеюсь, сейчас в визовом центре что-то найду.

О н. У тебя чего-то не хватает из документов? Вот это новость.

О н а. Слушай, я тоже не робот. Точнее, тут даже причина не во мне — говорю же, картридж.

О н. Нет, это правда стоит отметить.

О н а. Рада, что тебя это веселит. А что у тебя с подготовкой?

О н. Ну… я сделал все, что ты просила на детей — нотариальные согласия на выезд на три года.

О н а. И все? В этой большой папке всего две бумажки?

Он (мнется). Ну, там разные бумажки, кроме этих.

О н а. А что с жильем?

О н. Я думал, что жилье ты выберешь.

О н а. Да, я-то выбрала. Но там будут и твои дети жить, тебя не интересует, где это? Как там все устроено?

О н. Интересует, конечно. Но такая крутая бизнес-вумен, как ты, вряд ли выбрала отстой. Так что банкуй.

О н а. Мы можем продолжить без жаргонизмов?

Он (улыбаясь). Раздражает?

Пауза.

О н а. Билеты купил?

О н. Вам купил. 

О н а. Не поняла. 

О н. Мы же хотели сначала на машине метнуться и перевезти основные вещи, а потом самолетом уже с детьми докинуть остальное. Я подумал, что ты сама прекрасно справишься.

О н а. То есть ты предлагаешь мне пропахать пол-Европы в одиночку на машине? И потом вернуться и лететь с ними тоже одной?

О н. Да, верю в тебя.

О н а. Я могу узнать о причинах такой внезапной перемены?

О н. Ну… у меня появились обстоятельства.

О н а. У тебя все время обстоятельства. Три года как развелись — все никак не определишься, на каком обстоятельстве задержаться.

О н. Определился, не парься.

О н а. Слушай, ну, раз ты определился, то, может, тебе и Европа уже не нужна? Это был наш семейный план — вывезти детей в Европу и дать им шанс на новую жизнь, а с обстоятельствами, может, ты тут останешься?

О н. Может, и останусь, а может, и нет.

О н а. Так, начинается наша любимая игра: ты — косячишь, а я угадываю где и ликвидирую последствия косяков.

О н. Ты же просила без жаргонизмов.

О н а. Твои действия сложно вписываются в структуру литературного текста.

О н. Теряешь волю?

О н а. Да ладно, годы тренировок. Итак… Ты не едешь сейчас, у тебя обстоятельства…

О н. Обстоятельство зовут Эмма.

О н а. Бовари?

О н. Чего?

О н а. Флобер.

О н. А, унижаешь. Нет, как Эмма Уотсон — Гермиону играла.

О н а. Да-да, помню, я читала поттериану — в 96-м, кажется, вышел первый перевод. Мы как раз второй курс заканчивали.

О н. А. Я смотрел.

О н а. А мог бы и почитать.

О н. Мы с Эммой смотрели, все серии.

О н а. Понимаю. Читать вместе, конечно, не так удобно. И что — Эмма тоже актриса?

О н. Нет. Она учительница.

Она (недоверчиво). Это же читающий контингент, тебя ждет провал.

О н. Она в начальных классах.

О н а. А. Ну тогда шанс, конечно, есть.

О н. В отличие от тебя, она видит во мне мужчину. И считает возможным на меня опереться.

О н а. Послушай, я не против. Опереться и на костыль можно.

О н. Она такая слабая… Именно такой и должна быть ж е н щ и н а.

О н а. Ого. Надо попробовать.

О н. Тебе не грозит.

О н а. С тобой? Боже упаси. Это чревато. Так что? От поездки тебя удерживает учительский план и отсутствие каникул в ближайшей перспективе?

О н. Нет. Просто она беременна и хочет, чтобы я все время был рядом. 

Пауза.

О н а. Какой срок? 

О н. В феврале рожаем.

Она (потерянно). Рожаем… Глагол первого спряжения… несовершенного вида… во множественном числе…

О н. Че?

О н а. Так… 

О н. Она тебе понравится.

О н а. Вряд ли.

О н. Ну, познакомиться вам все равно придется.

О н а. Да я не против. Хорошо, что жить мы будем в разных странах.

О н. Почему? Мы с Эммой приедем вместе. Документы я собрал (трясет папкой).

Пауза.

О н а. Согласия ты мне не отдал. Через двадцать минут у меня прием у консула.

Он (вынимает две бумажки из папки). Вот.

О н а. Спасибо.

Она поднимается, идет к двери, но внезапно останавливается, разворачивается, идет обратно, швыряет ему на стол бумаги.

О н а. Я не поеду. 

О н. Почему?

О н а. Почему я все время должна все сама? Надоело! 

О н. Я ж говорю — мы приедем.

О н а. Ну, нет! Если вы с Эммой едете, то я с детьми остаюсь.

О н. Э-э-э-э. Тогда и мы остаемся. Куда ж мы без тебя…

О н а. Ты шутишь?

О н. Я хочу жить рядом со своими детьми. Я хочу с ними общаться.

О н а. Много ты с ними общался последнее время?

О н. А там буду!

О н а. Не сомневаюсь! Европа — маленькая! Там от тебя никуда не скрыться. А Москва — большая! Тут годами можно не видеться. Поэтому я остаюсь! Все решено.

О н. А я?

Смотрят друг на друга.

Официантка подсаживается к бару передохнуть.

О ф и ц и а н т к а. Вчера вот в кинотеатре шел «Терминатор» последний…

Б а р м е н. Я же уже извинился.

О ф и ц и а н т к а. А я туда ходила с подругой! Хотя мы вообще не любим эту всю фантастику, а я только ради тебя купила эти билеты.

Б а р м е н. Тебе отдать деньги? (Достает из фартука и кладет на стойку.)

О ф и ц и а н т к а. При чем тут деньги, идиот? Ты что, вообще не понимаешь ничего? (Вот-вот расплачется.)

Б а р м е н. Лена, Леночка, не плачь, я не хотел!

О ф и ц и а н т к а. Зачем тянуть резину и делать вид, что все хорошо. Ясно же, что я тебе надоела.

Б а р м е н. Ты что, как ты могла так подумать?

Официантка плачет. Бармен не знает, что сказать.

История седьмая. Третий раз (Алексей Шнейдер)

М у ж ч и н а  и Ж е н щ и н а — за столиком в кафе. Паре на вид — лет 40. Оба сидят молча. У М у ж ч и н ы — чашка кофе. У Ж е н щ и н ы — бокал вина. На столе — бутылка красного муската. Он — в очках. Ж е н щ и н а выглядит эффектно. И о ее возрасте можно догадаться только по мужчине рядом. Сидят молча. Он смотрит в телефон. Она — на него. По Ж е н щ и н е видно, что она сдерживает себя, но явно что-то хочет сказать М у ж ч и н е. Она нервно вращает бокал и смотрит на собеседника. Он спокоен, уравновешен. На ее раздражение никак не реагирует.

Ж е н щ и н а. Звонили из ада. 

М у ж ч и н а. Приглашали на должность поварихи? 

Женщина (раздраженно). Сказали: потеряли главного черта. 

Мужчина (равнодушно). Ты сверила с ними свой график? 

Ж е н щ и н а. Нет, мой отпуск еще не закончен.

М у ж ч и н а. Работа есть работа. Если там без тебя все горит, то нужно возвращаться.

Ж е н щ и н а. Это опять твой гадкий юмор? С подсмыслами, контекстами, многослойными конструкциями завуалированного сарказма?!

М у ж ч и н а. Это продолжение начатого тобой диалога.

Ж е н щ и н а. Каждый раз виновата я? Тебе не кажется странным такое стечение обстоятельств?

М у ж ч и н а. Да, в этом есть своя логика.

Ж е н щ и н а. Может быть, дело все-таки в тебе?

М у ж ч и н а. Допустим.

Ж е н щ и н а. Ты прекратишь уже пялиться в телефон? Я тебя совсем не интересую?

М у ж ч и н а. Слушай, ну, хорош истерить. Мы с тобой уже дважды разводились. Хватит ревновать. Не основательно. Я не кобель. Я не сексоголик. Я не прихожу на заправку с вопросом «Есть ли у вас пахучки с ароматом мартовских кошек?». И этот лайк Диане — ничего не значит. Мы старые друзья. И ты у нее не раз спала, когда выпивала. (Смотрит на экран.) Маша спрашивает —приедем или опять как всегда? Не понимаю, что в этот раз случилось такого, что…

Ж е н щ и н а. Что такого?! Что та-ко-го? (Читает со своего телефона.) Она: «Как проходит день?» Ты: «Отлично. Сначала сделал зарядку, потом душ, завтрак, дорога, парковка. Сорвал на клумбе желтенький цветок, подарил его вахтерше на проходной, подмигнул охраннику, намекая на вахтершу. Затем лекции, затем вахтерша, душ (смайл) и снова — еда. Пишу и думаю, как здорово, что живем в это сумасшедшее время». (Зло и надменно). Задай мне еще раз этот вопрос.

М у ж ч и н а. Искренне не понимаю, что такого в этой переписке. Она — мой психолог. Она спросила, я ответил. Подмечу: в личной переписке. Она получает приличные деньги и должна иметь камбэк от клиента. Как она будет оценивать правильность выбранного курса лечения?

Ж е н щ и н а. Ты ведь ее драл? Вижу по похотливым глазам, что да.

М у ж ч и н а. У тебя пелена от вина, что ты можешь разобрать?

Ж е н щ и н а. У меня все нормально. И это всего лишь второй. (Показывает на бокал.)

Мужчина (спокойно). Четвертый.

Ж е н щ и н а. Перестань следить за мной! Как же мне это надоело! Каждый раз, стоит мне расслабиться, ты тут как тут. Вино, вино, вино. Это даже не алкоголь, это чуть повеселевший компот!

Мужчина (смотрит в телефон). Четвертый.

Ж е н щ и н а. Вот как с тобой можно вести диалог? (Делает глоток.) Мне как никогда сейчас нужно равновесие.

М у ж ч и н а. Сможешь пройти по прямой? (Смотрит на нее сквозь очки, приподняв брови.)

Ж е н щ и н а. Может, еще отжаться?! Гестапо, полицейские оковы, тюрьма, а не жизнь в творчестве! И как мне так повезло, что встретилась с тобой!

Мужчина (спокойно улыбается). Это была не встреча. Ты лежала на газоне, и я споткнулся. 

Ж е н щ и н а. То есть я, значит, по-твоему, как безродное тело, как брошенный башмак, как самаркандский протертый халат, как тающая свеча проктолога…

М у ж ч и н а. Думаю, метафор достаточно, суть уловил. (Продолжает смотреть в телефон.)

Ж е н щ и н а. Такая вся ненужная лежала? Я ждала! 

М у ж ч и н а. Вдохновения? (Улыбается.)

Ж е н щ и н а. И его тоже. Почему ты все время сидишь в телефоне? Я здесь, я твоя жена!

М у ж ч и н а. Причем в третий раз.

Ж е н щ и н а. Так кто виноват в этом? Мне нужны взлеты и падения, а не ровная размеренность сереющих дней. Мне нужна тонкая грань, лезвие и немного вина.

М у ж ч и н а. Каждой девушке нужны красивые туфельки, вино и мужик, чтобы ножки подкашивались. (Доливает ей вина в бокал.)

Ж е н щ и н а. Не льсти себе. (Уже мягче.) В последний развод… Я была с другим. (Она смотрит на его реакцию, откидываясь в кресле. Она сейчас — королева. Женщина-вамп. Он никак не реагирует, смотрит в телефон. Пауза затягивается.)

М у ж ч и н а. Надеюсь, он сумел тебя порадовать? 

Ж е н щ и н а. Вот почему ты такой непробиваемый?! Толстокожий. «Порадовать»! Я ему: что значит «Мы пойдем гулять в парк?!» Мне тридцать пять! Я свое отгуляла в парках, скверах. У меня там свои маршруты, просиженные лавки и знакомые бабульки. Пошли, говорю, ко мне! Я что, зря ноги брила?! А он: мне, наверное, пора.

М у ж ч и н а (улыбаясь). Не повезло тебе. 

Ж е н щ и н а. А тебе? (Смеется.) Как ты ее назвал? Струна.

М у ж ч и н а. Не помню.

Ж е н щ и н а. Помнишь-помнишь. Ты говорил, что она на свидании сидела так, что казалось, у нее швабра к спине приделана, от которой она не может согнуться. И что поворачивала голову, перемещаясь всем корпусом. (Он улыбается.) Ты сказал ей «пока» после того, как представил, что в секс-меню не будет догги-стайл. Она же не согнется. (Смеются.)

М у ж ч и н а. У всех свои привычки. 

Ж е н щ и н а. Ты — моя привычка. Еще та привычка. 

М у ж ч и н а. Причем — полезная.

Ж е н щ и н а. Надоевшая! Как звонки из федерального центра опроса населения. «Вы не хотели бы ответить на пару вопросов?» Нет!

 М у ж ч и н а. Трешка на Кутузовском тоже надоела?

Ж е н щ и н а. Купил он! Пять московских поколений не купишь! Это статус, избранность, уникальность. (Выпивает.) Завоеватель сибирский!

М у ж ч и н а. Дочь спрашивает: будем или нет? (Женщина не отвечает. Берет бокал, медленно отпивает). Она волнуется. Она хочет познакомить нас с этим парнем.

Ж е н щ и н а. На смотринах, как и на свиданиях, все стараются быть примерными, такими хорошими. Что ни парень — принц. Что ни девочка — принцесса. Будем улыбаться, смеяться над всякой чушью. И мечтать, чтобы их хрупкое счастье было вечным. А на самом деле…

М у ж ч и н а. Максим — отличный парень. И намерения, кажется, серьезные.

Ж е н щ и н а. Главное, чтобы у Машки намерения были такими. Это третий за год. И на каждого смотри. Что мы должны увидеть? (Она разводит руками.) Каждый страшнее предыдущего? У этого — нос картошкой, у этого — нервный тик. Она их, как убогих, жалеет и собирает. Вспомни мальчика с таким смешным именем… (Мужчина смотрит на нее.) Ну, подарок за просто так в феврале. (Мужчина все так же смотрит ожидающе.) Ну? Валентин! (Она радуется своей памяти.)

М у ж ч и н а. Хм, да, Валентин. (Улыбается.)

Ж е н щ и н а. Что она вообще в нем нашла? Весь такой тоненький, тщедушный. Все, с кем нас знакомила, были какие-то ненастоящие. Как борода у Санта-Клауса или Деда Мороза. 

М у ж ч и н а. Максим — сформировавшаяся личность. Внушает доверие. Он отличается от предыдущих.

Ж е н щ и н а. Сходи один.

М у ж ч и н а. Ну что ты? Так нельзя. Машка ждет именно твоего одобрения.

Ж е н щ и н а. Я ведь… (Делает паузу.) Боюсь, что окажется тем самым. И увезет ее насовсем. Куда-нибудь в Калифорнию, где всегда солнечно, или Варадеро, где ром и праздник каждый день. Они ведь такие, совсем без границ. Им же все можно. Они не мы. И будем видится раз в год по вотсапу. Я даже немного хочу, чтобы он оказался уродом во всех смыслах. (Выпивает.)

М у ж ч и н а. Она с нами не живет уже три года. По году на каждую нашу свадьбу. (Улыбается.) Мы и так видимся редко. 

Ж е н щ и н а. Я понимаю. Но одна мысль, что она будет недосягаема, меня съедает.

М у ж ч и н а. Послушай, это просто ужин! (Звонок. Говорит в трубку.) Да, Машенька? Так. (Хмурится.) Так. Быть может, нам все же приехать? Мне не хотелось бы тебя… Хорошо. Я наберу тебя вечером. Люблю тебя, зайчик. (Кладет трубку.) Мы никуда не едем.

Ж е н щ и н а. И хорошо.

М у ж ч и н а. Чего хорошего?! У девочки не складывается. У твоей дочери! 

Ж е н щ и н а (виновато). Саша, ты чего?

М у ж ч и н а. Она плачет. 

Ж е н щ и н а. Саша, я…

М у ж ч и н а. Весь день, всю жизнь только ты! Эгоистка надменная! «Ты мне не друг. Просто тебя ненавижу чуть меньше, чем остальных». Кому ты делаешь одолжение? Это тебя терпят! Любят дуру и терпят. Надоело! 

Оба сидят молчат.

Ж е н щ и н а. По радио мужик сказал: до тридцати лет думал, что латентный — это вид кофе. И в кофейнях просил не кофе латте, а латентный кофе. А я дура, раз к своим сорока не поняла, что люблю вас больше, чем себя. Поехали к Машке. 

М у ж ч и н а (чуть улыбаясь). Такси или на трамвае? 

Б а р м е н (Официантке). Ну… А… На следующей неделе в Марьиной роще будут повторять «Виноваты звезды». Хочешь?

О ф и ц и а н т к а. Еще раз поплакать? 

Б а р м е н. Тогда пошли кататься на каруселях в парке Горького.

О ф и ц и а н т к а. Я боюсь высоты.

Б а р м е н. Ну, хочешь, сходим в «Якиторию». Ты же любишь роллы.

О ф и ц и а н т к а. В одном ресторане зарабатывать, а в другом тратить?

Бармен (вздыхает). Ну, я уже не знаю, что предложить…

О ф и ц и а н т к а. А ты никогда ничего не знаешь. 

Молчат.

О ф и ц и а н т к а. Хочу спать. Больше ничего не хочу.

Встает, уходит к посетителям. Бармен неподвижен, грустен и задумчив.

История восьмая. Мазохист (Камилла Ибраева)

 О н а заходит в кафе. О н ждет ее за столиком, пьет кофе. О н а подходит к нему и присаживается напротив. О н подвигает ей вторую чашку. Молчат. О н а берет чашку с кофе — отпивает по глотку, греет руки.

О н а. Ну?

О н. Что?

О н а. Леш, давай, не томи.

О н. Так прям сразу?

От его вопроса она захлебывается.

О н а. В смысле? Я для чего вообще организовывала все?

Он (грустно улыбаясь). А я вот сижу, кофе пью, резину тяну.

Она (закатывая глаза). Мазохист. Почему?

О н. Не знаю. Решил при тебе.

О н а (улыбаясь). Я-то думала, ты открыл, посмотрел давно. 

О н. А я про тебя то же самое думал — что ты еще там, у себя на работе все узнала. Ну, до того, как эту бумажку в конверт запечатали. 

О н а. Не-е-ет. Это же все-таки конфиденциально. В случае чего — подсудное дело. Бац — и привлекут за то, что суешь нос в чужие секреты.

О н. Ммм, даже так? 

О н а. А ты думал.

Молчат. Потом синхронно берут в руки чашки с кофе и отпивают по глотку.

О н а. Давай уже. Доставай.

Он вздыхает, достает из внутреннего кармана конверт и показывает ей. Она завороженно смотрит на извлеченный предмет.

О н. Вот. Плотно заклеен, видишь?.. Это же в вашей лаборатории делали? Никуда к другим не отправляли?

О н а. В нашей, в нашей. У нас не ошибаются. 

О н. Не ошибаются? Прям никогда?

О н а. Еще раз говорю. Если он не твой — покажет точно. Тест не врет, уж поверь мне. Мне-то ты веришь? 

О н. Тебе верю.

О н а. Откроешь сам? Или мне открыть? 

О н. Давай лучше ты.

О н а. Хорошо. 

О н. Подожди!

О н а. Что? 

О н. Знаешь, сегодня смотрел на него, думал — это же я в детстве. Кудри такие же, глаза голубые. Он даже картавит, как я, представляешь?

О н а. Леш, ему только пять. Он просто «р» не выговаривает. 

О н. Хм, вполне возможно, но… Черт знает что… Мозг не верит.

О н а. Леш, про нее ты тоже сначала не верил.

О н. Кать, восемь лет все-таки. Душа в душу и все такое.

О н а. Но ты же сам все читал.

О н. Черт дернул дневник этот открыть…

О н а. Ну и правильно. Не открыл — не узнал бы.

О н. Это да. Но знаешь что — про ребенка-то она ничего не писала.

О н а. Факты, Леш, факты! Сопоставь! Все одно к одному. Я читала, что вообще тридцать процентов детей не от…

О н. Кать, не надо, а?

О н а. Ладно, ладно, не буду! Молчу.

О н. Дай сюда.

О н а. Наконец-то. На! Открывай на счет три! Ра-а-аз! Два-а-а! Три!

О н. Стоп!

О н а. Что опять?

О н. Я не хочу знать.

О н а. То есть как?

О н. Не хочу знать и все.

О н а. Леш, ты дурак? Как это ты не хочешь? Хочешь растить чужого сына?

О н. Кать, давай не будем, а?

Она (после паузы). Ты что, ее… любишь?

О н. Люблю.

О н а. До сих пор?

О н. До сих пор.

О н а. Она — сука.

О н. Да. И что?..

О н а (резко встав из-за стола). Рогоносец!

О н а уходит, возвращается, швыряет конверт на стол и убегает. Он берет конверт в руки и смотрит ей вслед.

Официантка подходит к стойке, за ней никого. Уставшая, сидит. У нее звонит телефон.

О ф и ц и а н т к а. Алло… Привет, как дела?.. О, здорово, я рада… Да нормально, спать хочу… 

В это время Б а р м е н возвращается. Официантка его не видит.

О ф и ц и а н т к а. Да, я отработала, а Катя не вышла, менеджер попросил остаться еще и на ночную… А что делать? Зато побольше заплатят… Ой, не начинай, знаю я… Успеваю я делать домашки!.. На работе кормят, а в универе столовка хорошая, так что не волнуйся… Да, уже в пальто… Не, шапку пока рано… Ого, у нас не так холодно, где-то пять градусов… С Мишей?.. Да никак… Да ну, он безынициативный… Ну как, ему погулять еще охота, а для серьезного не готов, сложно слишком… Ты такая простая, куда съехаться?.. У него мама, кхм, терпеть меня не может… Не могу я так… (Слезы на глазах.) Люблю этого урода… Надеюсь… Ладно, давай, Маруське и папе привет, я завтра позвоню… Угу, давай.

Оборачивается и вздрагивает. Бармен стоит с лучезарной улыбкой.

Б а р м е н. И я тебя.

О ф и ц и а н т к а. Что ты меня?

Б а р м е н. Люблю.

Официантка (краснеет). Мм… Я… Это… ты подслушивал! Бессовестный, следишь за мной? Деловой какой, ходит тут невидимкой, телефонные разговоры подсекает… 

Б а р м е н. Лен, ну чего ты… (Накрывает ее руку своей.)

О ф и ц и а н т к а. Ничего… Устала.

Б а р м е н. Потерпи немного, мы скоро собираемся квартиру разменивать, если все удачно сложится, то мы с тобой сможем жить вместе.

О ф и ц и а н т к а. Когда это еще будет…

Б а р м е н. Ну а какие наши годы…

О ф и ц и а н т к а. Ты к тому времени меня разлюбишь.

Б а р м е н. Не говори ерунды.

О ф и ц и а н т к а. Там пришли за столик, надо меню отнести.

З а н а в е с

ОФОРМИТЕ ПОДПИСКУ

ЦИФРОВАЯ ВЕРСИЯ

Единоразовая покупка
цифровой версии журнала
в формате PDF.

320 ₽
Выбрать

6 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

1920 ₽

12 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

3600 ₽