Статьи

Театр высокой моды

Что общего между модой и театром? Гораздо больше, чем можно было бы подумать! Театр и мода активно взаимодействуют друг с другом с начала ХХ столетия, а высокая мода ближе к театру, чем к реальности. 

Так же, как, приходя на балет, спектакль или оперу, мы ожидаем интерпретации реальных жизненных событий, эмоций и переживаний через гипертрофированную призму театрального восприятия, высокая мода осмысливает и трансформирует тренды и тенденции в максимально декоративный, концентрированно-модный образ, мало приспособленный для обычной жизни. Во время хорошего спектакля мы получаем глубокие эмоциональные переживания, на показе haute couture — эстетические. 

Высокая мода — это искусство, самый гибкий ген материальной культуры, который быстрее всего реагирует на социальные, экономические, политические и даже мировоззренческие перемены в обществе, материализуя их в модных образах, часто настолько фантастических, что их можно воспринимать исключительно как артефакт, как готовое произведение искусства.

Впрочем, так было не всегда. Изначально высокая мода удовлетворяла вполне реальным потребностям высших слоев общества. Отец высокой моды и первый кутюрье в истории Чарльз Фредерик Ворт в 1868 году основал в Париже Синдикат высокой моды, и эта организация должна была обеспечить защиту творений модельеров от копирования и гарантировать создание ими действительно оригинальных, уникальных моделей. 

С тех самых пор почетным словом «кутюрье» имеют право называться только члены Синдиката высокой моды, отвечающие следующим параметрам: модельер создает индивидуальные вещи; при изготовлении наряда используется не менее семидесяти процентов ручного труда; два раза в год он представляет новые коллекции минимум из тридцати пяти образов; имеет бутик в Париже; на модельера постоянно и официально работает не менее двадцати человек, в том числе три постоянные манекенщицы. 

Членами Синдиката могут быть только парижские модные дома, а иностранные компании и дизайнеры считаются членами-корреспондентами.

Но это в Париже, а у нас первый успешный опыт сотрудничества театра с модельером (вернее, моделисткой, как она сама себя называла) состоялся в 1901 году, когда Надежда Петровна Ламанова, на тот момент поставщица Двора Ее Императорского Высочества Елизаветы Федоровны, приняла приглашение Станиславского создать костюмы для спектакля Немировича-Данченко «В мечтах». С точки зрения драматургии спектакль, который решили ставить в МХТ, был откровенно слабым, и основатели театра решили спасти его с помощью неожиданного для того времени хода — эффектных дорогих костюмов и ярких декораций. Для создания костюмов пригласили Н. П. Ламанову, и она справилась.

Савва Морозов, взявший на себя помощь молодому театру деньгами, оплатил роскошные наряды для ведущих актрис МХТ: Марии Андреевой, Марии Лилиной, Ольги Книппер и других, и эти наряды по тем временам стоили баснословных денег — три образа для Книппер-Чеховой обошлись в 1200 золотых рублей, притом что чуть раньше этой же актрисе был куплен мех на шубу за 70 рублей. Как ни странно, вложения окупились, ведь о том, что наряды для спектакля шьет сама Ламанова, заранее сообщили в прессу, так что интерес к премьере был необычайным, а о костюмах после нее заговорили как о неподражаемых, невероятных и великолепных.

Не менее знаковую роль сыграли костюмы для знаменитых «Русских балетов» Сергея Дягилева, без которых впечатление от них у европейцев было бы не таким ярким. Диковинные образы повлияли на стиль 1920-х годов, в моде ар-деко явно читаются силуэты, линии, цвета и символы, заимствованные из сказочно-прекрасных постановок великого импресарио, чья жизнь была похожа на спектакль, причем порой трагический. 

Мало кто знает, что великая мадемуазель Коко Шанель сыграла в жизни Дягилева важную роль: в 20-х она спонсировала его вторую постановку балета «Весна Священная» и была среди немногих, кто был с ним в последние часы его жизни под Венецией. Театр и мода снова вступили во взаимовыгодный союз. 

Настоящими спектаклями были показы Эльзы Скиапарелли, Кристиана Диора, Тьерри Мюглера, Джона Гальяно, Жан-Поля Готье. Шокирующие спектакли-показы устраивал на рубеже третьего тысячелетия Александр Маккуин, известный высказыванием «У меня здесь не вечеринка с коктейлями. Я предпочитаю, чтобы люди уходили с моих шоу и их тошнило». Маккуин выводил на подиум женщин, выглядевших так, как будто они только что подверглись изнасилованию, посвящал показы триллерам Альфреда Хичкока, устраивал шокирующие перформансы. Его мода всегда была больше театром, чем реальной жизнью, возможно, именно поэтому его коллекции сегодня хранятся в ведущих музейных собраниях мира, а образы понимаются как произведения искусства.

Русский модельер Вячеслав Зайцев, которого за границей называют Красный Диор, создал театр моды в конце 90-х и до сих пор организует уникальные театрализованные показы, больше похожие на спектакли, чем на традиционные, привычные дефиле в рамках недель моды. Театр моды Славы Зайцева успешно гастролирует по миру, продолжая традицию, заложенную еще Сергеем Дягилевым. И сегодня мода все чаще демонстрируется не только на подиумах, но и в музеях, в галереях и в театрах, становясь ядром экспозиций и постановок, главным эстетическим удовольствием, которое предлагают публике в столицах моды как минимум два раза в год. 

ОФОРМИТЕ ПОДПИСКУ

ЦИФРОВАЯ ВЕРСИЯ

Единоразовая покупка
цифровой версии журнала
в формате PDF.

320 ₽
Выбрать

6 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

1920 ₽

12 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

3600 ₽