Статьи

Петров: Так или не так — это мы

Размышление о лирике Виктора Петрова

Он поразил меня рукописной надписью на своей книге: «Любя Вас и помня — казачий привет с общего Дона».
Так помнят же о моем казачьем происхождении!
А где я-то был? Почему раньше не вчитался в его путь? Может, лауреатство «Юности» отвлекло — «Юность» обреталась на другом краю нашей словесности… И в журнале «Дон» искал прозу… и находил: ту же Марию Бородину, о повестях которой писал.
Премия имени Шолохова вернула меня к реальности. Красное и белое запестрело в биографии Петрова.
Вишни кровенеют рясно,
Белый снег убит во рву.
Кто за белых? Кто за красных?
Я за зелену траву…

Вроде бы красные и белые… де не так, как привычно… Так ведь на свет появился Виктор Петров через год после того, как кончилась Великая Отечественная… И она саднит, хотя невоевавшие мальчики играют не в войну, а в войнушку… В самоощущении — все то же:
И сталью становится Коба,
И враг не возьмет Сталинград.

Война — в тверди душевного фундамента! История — сплошные беды и испытания!
За что? Кто виновен в наших испытаниях?
Историки поминают виновников: вот тебе поляки, вот французы, а вот германцы. Но откуда их столько?!
Откуда столько врагов? Медом мы, что ли, намазаны?
У Виктора Петрова есть ответ, кто виноват.
Мы! Мы сами — причина нашей реальности. И только мы виноваты в ней.

Спасет не высшее ли чудо,
Когда на свете света нет,
Крещенья карского остуда,
Ее заледенелый цвет.

Откуда мне такая сила?
Да я и сам та сила есть,
Что обрекла и возносила,
И разнесла благую весть.

Пускай громадятся торосы —
Им никогда не расцвести!
И стонут якорные тросы
На долгом Северном пути.

Это зачин поэмы.

А вот — после выпитого в ларьках молдавского вина — финал:

…Собирает банки из-под пива, колы
Христарадничает и — жива душа…
Люди добрые, не те ли мы Николы:
Душу пропил, за душою — ни гроша?

Возвышается над всеми храм Николы,
И внутри угодник золотом горит,

А расколы… Снова русские расколы!
И об этом Блок с Николой говорит.

Горько смотрит Блок — такая, братцы, штука —
На окрестную муру и похабень.
Блоковские строки понимает сука,
Пусть и голодает псина каждый день.

С прощальным жестом красному. И с потрясающей готовностью выдержать все, что готовит судьба.
Потому что судьба — это мы. Что именно ожидает нас — не угадаешь. Но причина всегда — мы.
Со всей решимостью разделаю это сознание. И эту готовность вынести все, что мы же и несем в нашем неуправляемом и невменяемом подсознании.
Так или не так вышло, но это мы.
«Хотя все быть могло и так, но вышло все не так».
И так, и эдак — мы!

  •  
  •  
  •  
  •  
  •