Проза

Ангельская чертовщина

Не все чудесам на Патриарших прудах в Москве происходить, где, конечно, автором чудес делается «странный гражданин», как зовет его Постная триодь, а Михаил Афанасьевич — Воландом. Ну а уж как в Пскове, даже и не в центре, а где-то за вокзалом, если и случится чудо, то в городе святой Ольги и Троицы автором его будет, как ни темно у автора прозвучит, один из «служебных духов, посылаемых на служение для тех, которые имеют наследовать спасение». А сказать проще и по-нынешнему, так просто Ангелом. И имя будет самое простое. Не Воланд какой-нибудь, а просто Макар Иванович, только с фамилией чуть чудной— Афанасьев-Никитин.
Русский Ангел-то и, видно, с фамильным тезкой «за три моря ходил». Да и не в одну Индию. Ему вон и Испания родная, и англичанин Нельсон в товарищах, и шведский мальчик Нильс не чужой. И вон даже и на луне, хоть и малость, а побывал. Конечно, если уж ловких милиционеров и даже спецназ КГБ для спасения мальчика может вмиг не хуже Воланда отправить на другой конец света, то самому-то чего было не постранствовать в столетиях и пространствах.
И за вокзалом-то псковским поселился, потому что увидел, что мальчик Мишаня с улицы Машинистов обижен и опечален. Ну как не утешить — Ангел ведь! Да и самому, видно, на миг захотелось стать мальчиком.
Маленькая повесть псковского писателя ничего не говорит о Боге, оставляя мальчика октябренком, мечтающим о пионерах. Но при всем нынешнем (если вспомнить жанровые игры современных литераторов) «стендапстве» и «палп-фикшенстве» озорного строя повесть полна христианского света, потому что озарена любовью, так и что и самая чертовщина происходящего, где даже и Леониду Ильичу Брежневу сыщется краткая роль, летит на ангельских крыльях лучшей, редеющей сегодня и потому особенно необходимой юношеской литературы.
Валентин Курбатов, писатель, критик, член Президентского совета по культуре, лауреат премии имени Л. Н. Толстого (1998), лауреат Горьковской (2009) и Новой Пушкинской (2010) премий

  •  
  •  
  •  
  •  
  •