Манифест – сложный литературный жанр для гурманов, и не то чтобы популярный, но с недавних пор  мы наблюдаем всплеск интереса к нему. Яркий пример – манифест режиссера Константина  Богомолова, от которого побежали волны общественного резонанса. Портал ” Хороший текст” как площадка для экспериментов начинающих и опытных писателей не мог проигнорировать любопытный тренд, и мы объявили конкурс манифестов. Его участники в своих текстах должны были бросить вызов подделкам, фейкам и муляжам, которые недобросовестные, неумелые или циничные авторы выдают за искусство. Результат мы получили интересный.  Кто-то решил пойти по пути постмодернистской игры в манифест, кто-то выступил больше как публицист-аналитик, рассуждающий об уязвимости подлинного, а кто-то, декларативно объявив о своей, как выражаются в интеллигентских кругах, “трушности”, и вовсе решил сделать аллюзию на произведение знаменитого современного автора. Какой вывод мы можем сделать из этого? Человек доказывает свою разумность в том числе способностью играть и притворяться даже когда он делает серьезное общественное заявление.

1  ЗОИЛ

Дождался. Наконец вжарю еще раз этому слепому фейкомёту!

Прембула: принимая во внимание то, что всемирная литература наполнена фейками и речь идет о завуалированном, реже — прямом обмане читателей, а вымышленные писатели и поддельные произведения, фальшивые мемуары и биографии заполонили всю историю — стоит взять те же «Поэмы Оссиана»;

и, принимая во внимание, что называемое сейчас фейком и связываемое всеми с распространением интернета и цифровых технологий существует издавна, а сам фейк родился вместе с культурой и самой историей, также, что сама мифология, по сути дела, чистый фейк, я делаю вывод: логика обмана заложена в основах культуры, вся история живет фейками.

Принимая это во внимание и опираясь на свои труды, могу сказать: почти всё Гомерово — подделка, причем не только на уровне мифологии, а буквально: армия греков была хиленькой; Гектор убил не Патрокла в доспехах Ахилла, а самого Ахилла; греки не выиграли войну, а бесславно проиграли. Послушайте, что за победители, которые отчаливают от Трои второпях, в бурную пору, не все вместе, а порознь: так бывает после поражений и раздоров. А на родине? Агамемнон убит, Диомед — изгнан, у Одиссея женихи отжали все имущество, — так не встречают победителей. А троянцы? Проходит миг после мнимого падения Трои и троянец Эней с братками уже в Италии, троянец Гелен крышует Эпир, Антенор — Венецию. Ну не похожи они на побежденных, а скорее на победителей. Обманул слепец греков-то. А так же,

принимая во внимание стремление увеличить трафик и повысить доход своего проекта, как побуждение самого Гомера для создания фейка, я, Зоил, выстрадал настоящую Декларацию и следующий Манифест.

Статья 1. Все (особенно греки) имеют право на защиту от губительного влияния на свою психику разрушительных и кощунственных плодов сребролюбивых или глупых создателей фейковых новостей, какими бы они ни были.

Статья 2. Каждый честный человек имеет право на то, чтобы любой нищий слепец, пусть даже он великий поэт и поет песни на пирах перед князьями, питаясь их подаянием, не мог перетолковывать в своих песнях историческую правду так, чтобы она становилась приятнее его слушателям.

Во-первых, потому, что — фу. Во-вторых, потому что я хотел бы сделать им дурное, да не могу. (с)

Итак, призываю вас!

Любой и каждый уважающий себя литератор скорее согласится на то, чтобы его макбук загадил подлый троянский конь вируса, чем по принуждению ли, из корысти ли, а так же по причине вселенской глупости состряпает мизантропический, профанирующий или апокрифичный текст.

Он прежде всего будет руководствоваться верой в справедливость Богов и устрашится их мести в лице рабочей группы для выявления фейков в интернете при Следственном Комитете. Он поклоняется одной святой правде и фундаментальному творческому опыту в дозволенных здравым смыслом рамках художественных врак.

Упорствующих в имитации и профанации будут ждать пожизненные галеры в виде банов, бойкотов, насмешек, издевательств, жгучего сарказма и других проявлений писательского остракизма.

Sic volo!

Именно кристальной правды ради приведу вам слова правителя Птолемея. Когда настали трудные времена, я как-то обратился к нему за помощью в обличении Гомеровых басен. А он возьми, да и скажи мудрость. Говорит: «Гомер много лет кормит–поит массу людей. Пусть же тот, кто считает себя лучше Гомера, прокормит хотя бы себя самого». Каково? А ведь было время, я неплохо сам на гениальном слепце заработал.

И вот еще. Тут некоторые позволяют себе носить мужской хитон как женский, даже из плиссированной ткани, застегивая пряжку на плече, что не подобает во время гимнастических и военных упражнений. Я уже молчу про не подшитый низ его, что с головой выдает в них рабов. Вот этого мы точно себе позволить не можем.

Зоил, Собака Красноречия. 25. 02. 2021 года от Р.Х.

2.  ИРИНА ТОЛСТИКОВА

“…А главное –   такой текст не похож на запуганного или – того хуже – самоуверенного, чистенького отличника. От текста –  если он живорожденный   – несет черновиком, рыбой,  крупной такой, бескостной, но всё-таки челюстной, из тех рыб, что должны были вымереть еще в раннем девоне, но нет, не вымерли, и раз в сто лет ( и это в лучшем случае) одна из них может вынырнуть из воды на свет.

…Писатель – юрод. Писатель – мать. Писатель – поток, по которому рыба идет на нерест против течения”.  

 1.     Нет, не с первой оттепелью  этого года пришел ко мне долгожданный  возраст женского дожития, задев в дверях плечом молодость мою, заплаканную дурнушку.  И раньше принимала этого гостя, и сейчас ждала, как он появится откуда-то из-за угла, и вот он здесь. Только что же  такое в груди моей,  голодное и простодушное, так  выдает себя  аритмичным стуком  – только силы теряет?..

Я стою  в красном безразмерном пуховике с продуктовой сумкой из «Перекрестка» перед непреодолимой  лужей, которая  растеклась перед моим подъездом. Я  не знаю, куда мне теперь идти, о чем я могу сказать другим.  Хотя, если что, у меня  в загашнике найдется темы четыре, а еще я сохранила  в качестве некого ориентира комментарий Евсея К., оставленный  под моим текстом, похожим на головастика саламандры ( таким же земноводным).  

«Многовато уже Великой слепой и тягучего «Я старая, меня мальчики не любят. Я уже год не была в бане» – писал мне Евсей К.–Вам пора ломать карту имхо».

 Вот я и ломаю.

           2. 

           Но знаете,  ломайте вы, Евсей, Сергей, Анна, Татьяна, а я    слишком долго вела  на бумаге  (белой, желтой, серой, в клеточку, в линеечку, в ромбик, да на какой угодно) свою растрепанную,  непричесанную медицинскую карту и  за это  мне  даже кто-то  говорил «спасибо», а это ведь, согласитесь, радостно.

 И как не радоваться, когда выходят книги Валерии Пустовой, когда публикуют стихи Юлианы Ульяновой, и снова заговорил со своей апрельской горы Дмитрий Воденников; когда весна, и столько  воды, и можно вдоволь наиграться  слабостью своей.

Так молодой казак играется саблей.

Так играет   женщина в огромном  красном пуховике, присевшая на подтаявший сугроб возле необъятной лужи, когда  на  привычно брошенное кем-то  «какая же ты счастливая!»  отвечает «да,  я несчастна,

потому, что не пишу  ничего такого,  что не могло бы оказаться в моем  личном школьном дневнике, который одноклассники украли когда-то и читали на переменах, мучая  меня

потому, что не пишу ничего, что не могло бы оказаться в любовном письме или в  предсмертной записке

потому, что не пишу  ничего, что не отпугнуло бы от  меня жениха или начальника  

потому, что не пишу  ничего, чем бы могли гордиться мои  родители

потому, что не пишу  ничего,  чем я  могла  бы оправдаться перед представителем власти, духовной или светской

потому, что никогда не выдаю репродукцию стихотворения мэтра “новой исренности” за собственный манифест

и никогда не пишу  того,  что захотелось бы  повторить за мной кому-то ещё».  

3. А вы – пишите.

3.  ГАЛИНА ГУЖВИНА

В сумнении всё истинно (в защиту подлинности)

Около года назад известная американская блогерша (точнее, влогерша, поскольку главный ресурс подписоты у неё – ютюб) Наталия Тейлор сообщила своим подписчикам, что улетела отдыхать на Бали. Проиллюстрировав Бали фотографиями (инфлюэнсер, как-никак, куда ж без фоток) с интерьерами пафосного отеля и прочего подобного. Подписчики дружно и многоголосо пожелали ей счастливого отпуска, поналепили истекающих слюной завистливого восторга сердечек (“Королеве – королевский и отдых!”, “Наша принцессочка – как всегда круче всех!”). В факте отъезда красотки на открыточных видов моря никто не усомнился: Наталия была когда-то моделью, блог вела гламурный или около того, никогда не пренебрегалa ни маникюром, ни фотошопом, сказочноебали идеально ложилось в пазы логики её образа в соцсетях. Однако чуть позже сама же Наталия призналась, что ни на какое Бали она не улетала, а фотографии были сделаны в её местной Икее, причём на некоторых из них она специально оставила опознавательные знаки, логотипы марки, ценники на диванах и прочее – в надежде, что из подписчиков найдется хоть кто-то с достаточным количеством мозгов для разоблачения её обмана. “Я прошу прощения у подписчиков”, – написала Наталия, – ” вы – зайчеги, а я не должна была так с вами шутить. Но всё же: не верьте так некритично всему, что вам впаривают инфлюэнсеры, и особенно не верьте тем образам себя, которые они пытаются вам впарить. Профиль в соцсетях и реальный человек зачастую не имеют никаких точек пересечения!”

Стоит здесь упомянуть и одно американское телешоу (из которого недавно сделали сериал “Круг”). В нём участники должны были создать профили в соцсетях – какие угодно, с какими угодно прегрешеньями против правды – и пытаться стать инфлюэнсерами, с риском, разумеется, выпадания из проекта, если вместо положительной харизмы у них получится харизма отрицательная. Очень быстро выяснилось, что ценится на рынке блогеров искренность – и выдавливают из сети тех, кто, как кажется публике, врёт. Так вот, первой за вранье и неискренность из проекта выдавили гламурную блондинку, с заявленной профессией “фотомодель”. Проблема, правда, оказалась в том, что гламурная блондинка-модель действительно оказалась гламурной блондинкой-моделью, едва ли не единственным участником проекта, по-крупному о себе в сетях не навравшим. В отличие от увлеченного японским аниме и языком программирования Java дислексичного ботаника (за которого писала его мама, шестидесятилетний агент по продаже недвижимости) и старой девы, синего чулка с четырнадцатью кошками из Айдахо, чей аватар взял себе тренер по фитнесу из тосканского Фьезоле.

Границы подлинного и мнимого оказались постыдно стёрты не только в области нематериального, неосязаемого, неуловимого (таланта, ума, добродетели) – к этому человечество за тысячелетия своего существования настолько притерпелось, что уже и ужасаться устало. Возможность сетевой виртуальности покусилась на самоё факты – весомые, грубые, зримые. Настроенное на бессознательное большинства правдоподобие повсюду заменило правду – и отменило реальность. Причём отмену эту множество людей восприняли как благо – ведь она дала им возможность побыть хотя бы в чьих-то глазах тем, кем они побыть всегда мечтали, но по объективным причинам не могли – мачо, олигархом, интеллектуалом, роковой, укладывающей мужиков штабелями, красоткой. В мир унизительных для масс критериев дипломов, мест работы штампов в паспорте и цифр на банковском счету после виртуальных свобод самоидентификаций возвращаться не хочется почти никому – тошно там, скучно, уныло, безнадёжно. Но возвращаться туда надо всё равно – по той же причине, по которой нужно пытаться слезть с наркотика, даже если подсел. Оно понятно, что правда тоже разною бывает, и если доброты ей не хватает, она – всего лишь мёртвая вода. Но без мертвой воды – разложимся, сгниём, провоняем. И живая не будет впрок.

·      

4. ИРИНА ТОЛСТИКОВА

О слове

Однажды мы с друзьями соберемся и напишем текст –  нет, одно единственное слово, которое не будет названием запрещенной на какой-либо территории организации, намеком на такие организации и их деятельность; не будет разглашением чьих-то персональных данных, троллингом, буллингом, виктимблеймингом и висхолдингом, оскорблением чувств или же просто оскорблением; слово  без  признаков рода или же его отсутствия, дабы  не задеть чью-то гендерную идентичность, без орфографических ошибок, но и не смущающее тех, кому менее доступно образование,  излишней грамматической строгостью; слово, которое не станет призывом к смене строя, власти или любой другой смене, но и не заставит кого-то притормозить, нарушив тем самым общий скоростной режим;  слово   без оттенка оценочного суждения, такое слово, которое не сообщит о факте, не соответствующем действительности,  но и не разгневает философа-постмодерниста претензией на истинность;  такое слово, которое   не вызовет вопросов у  юриста и  лингвиста, маркетолога и  бывалого контент-директора, а еще  у корректора, редактора младшего, старшего и шеф-редактора,  сотрудника любого регионального Роскомнадзора,  судьи  любого регионального  конституционного суда, и не будет оно  распято  при Понтийском Пилате, но вознесется во плоти на небеса, и, умирая на красной марсианской земле стар и пресытившись жизнью, Илон Маск скажет это слово сухими, потрескавшимися губами,  занося его на первую строку первой страницы книги ноль первой: «Небытие».

ОФОРМИТЕ ПОДПИСКУ

ЦИФРОВАЯ ВЕРСИЯ

Единоразовая покупка
цифровой версии журнала
в формате PDF.

320 ₽
Выбрать

6 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

1920 ₽

12 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

3600 ₽