Статьи

Что значит быть русским?

Эссе

Любовь к Родине не знает границ.

Станислав Ежи Лец

Есть книги, от которых трепещет душа и меняется сознание человека. О таких можно сказать — судьбоносные. С их страниц звучит слово, помогающее дышать, мыслить, жить по-новому. 

Настоящий писатель обладает даром животворящего слова, даже если оно не всем по вкусу. Искренняя и открытая всем правда Михаила Чванова потрясает и воодушевляет. В своей книге «Увидеть Париж — и умереть…» автор поднимает один из самых важных сегодня вопросов: «Что значит быть русским?» На первый взгляд, все давно ясно и понятно, но в свете современности эта тема требует переосмысления. И я ищу ответы вместе с автором. 

Хороший и умный человек, Михаил Чванов напоминает о самом главном: любовь к Отечеству вырастает в человеке исподволь, незаметно, вместе с благодарностью за жизнь и радостью узнавания мира. Все, что дорого сердцу, что хранит благодарная память детства (большое или малое), и есть Родина. Значит, это мы сами. 

Произведение Чванова — повесть о Дмитрии Донском, потомке французских крестоносцев, где главной героиней (и автором мемуаров) является Ирен де Юрша, урожденная Ирина Альбертовна Переяславльцева — де Гасс. Она была дочерью потомка древнего знатного рода Франца Альберта де Гасса и дочери князя Андрея Федоровича Переяславльцева, Веры Александровны, корнями была связана с самим Рюриком через сына Александра Невского Дмитрия. Он был первым князем Переяславля-Залесского. В семье, кроме Ирен (Ирины в девичестве), был сын, Димитрий де Гасс, в будущем — Димитрий Донской, разведчик добровольческой армии, кавалер ордена Святого Георгия и Ордена Тернового венца. Он пал геройской смертью, когда ему было чуть больше восемнадцати. Димитрий выполнил приказ своего командира Мишеля де Юрша (будущего мужа Ирен), отправился «в последнюю, безнадежную разведку», ясно понимая всю безнадежность операции. Как пишет в своих мемуарах его сестра, «даже Димитрий, восторженный Дмитрий накануне моего отъезда (помню это, словно происходило вчера) — мы были в моей комнате, стояли перед окном, и Димитрий сказал мне: “Ты была права, мы проиграем. Теперь я это знаю, но не проси меня уехать с тобой, конечно, как француз, я мог бы сделать это, но с нравственной точки зрения это было бы дезертирством”». Это и есть пример великой любви к Родине, неразрывной с понятием чести и совести, высокого нравственного долга. Истинно русский человек не способен поступить иначе. Дмитрий де Гасс, понимающий обреченность белой идеи, уехать был вправе, «но Дмитрий Донской не мог покинуть поле последней русской брани». Как не покинули Отечество в беде генерал Корнилов, капитан Врангель, братья Аксаковы и множество других, не очень «русских» людей, готовых ценой жизни защищать свою единственную Россию. 

Имею ли я право сказать, что они не были русскими? Михаил Чванов отвечает: «Мне не дает покоя вопрос, почему в самую критическую… для России пору ее спасти пытались не очень русские по крови люди? Не лишнее ли это свидетельство тому, что русский — не понятие крови, а может, вселенской идеи». История от античности до наших дней изобилует подобными примерами, ведь любовь к Родине не измеряется только кровной принадлежностью к народу, живущему на какой-то территории. Неважно, кто ты, неважно, где рожден. Чувство здорового патриотизма живет у человека в сердце. Эта любовь — нечто большее, чем просто привязанность. Это неразделимый сплав благородства и храбрости, высокой всечеловеческой идеи Добра, обостренного чувства справедливости и желания мировой гармонии. Это состояние души человека, музыка его сердца. Патриотизм не терпит пафоса, это глубокое, тихое и всегда фундаментальное чувство. Самое сокровенное, конечно. Оно сквозит в делах. 

Мне вспоминается судьба еще одного француза, генерала Антона Скалона, родившегося в Бийской крепости и присягнувшего на верность русскому государю и Отечеству. Погибший при осаде Смоленска в 1812 году, он был похоронен со всеми подобающими воинскими почестями по личному приказу Бонапарта, который присутствовал на траурной церемонии и снял треуголку, отдавая честь русскому генералу. 

Быть русским — значит любить и беречь все русское, созданное поколениями предков, бережно переданное в твои руки. Можно быть французом и никогда в жизни не видать России, но печься о сохранении ее культуры. «Месье Саразэн — профессор Католического университета в Анже. Более того, можно сказать, что он чуть ли не главный католик Франции, потому как Анже — центр французского католицизма. Но душа у него точно православная. Иногда мне кажется, что он крестится по-русски», — замечает Михаил Чванов. Саразэн издал воспоминания своей тети — русской эмигрантки, написав к ним предисловие. Он мечтает издать их в России. Сам Саразэн никогда не был в России, в нем нет ни капли русской крови, но всего его помыслы — о России, о сохранении бесценной памяти об ушедшей в прошлое Родине близкого ему человека. Француз, он беспокоится, цела ли в Шафранове церковь. «Ему неуютно жить от мысли, что ее вдруг там нет», — пишет Чванов. И самому писателю тоже было неуютно от того, что заброшена, разрушена усадьба Аксаковых. И потому он создал Аксаковский фонд, возглавил уфимский Мемориальный дом-музей Сергея Аксакова и Международный фонд славянской письменности и культуры. 

Читаю повесть «Увидеть Париж — и умереть…» и думаю о трагедии многих и многих изгнанников, кто болью и страданиями, жизнями своими заплатил за простую и вечную истину: «Родины разны, но небо едино. Небом единым жив человек». 

Русскость — удивительное, замечательное свойство лучших представителей человечества. Россия, великая и святая, остается такой, потому что мы, русские, независимо от крови и родства, способны на жертвенность и искреннее покаяние, на верность и духовный подвиг во имя нее и всей вселенной. 

Я читаю повесть Михаила Чванова, талантливого писателя, русского человека, трудолюбивого, скромного, правдивого, который заставил мое сердце отозваться щемящей болью и глубокой любовью к своему Отечеству. И думаю о кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем, куда не спешат наши туристы, для которых главное — просто увидеть французскую столицу. Там над могилой Ивана Бунина шумят листвой русские березы…

г. Новосибирск

ОФОРМИТЕ ПОДПИСКУ

ЦИФРОВАЯ ВЕРСИЯ

Единоразовая покупка
цифровой версии журнала
в формате PDF.

320 ₽
Выбрать

6 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

1920 ₽

12 месяцев подписки

Печатные версии журналов каждый месяц и цифровая версия в формате PDF в вашем личном кабинете

3600 ₽